Новогрудок 323

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Новогрудок 323 » Великая Отечественная Война & Русское Оружие » Великая Отечественная Война. Подвиг Советского Народа


Великая Отечественная Война. Подвиг Советского Народа

Сообщений 11 страница 20 из 65

1

22 июня 1941 года фашистская Германия без объявления войны напала на Советский Союз.
Так началась Великая Отечественная война советского народа против немецко-фашистских захватчиков. Вечная память тем, кто отдал свою жизнь за свободу и независимость нашей Родины.
Ваш подвиг в нашей памяти на века. Никто не забыт, ничто не забыто.

http://cs614817.vk.me/v614817094/f2a6/wL2zb-6m-aQ.jpg

11

[url=http://nnm.me/blogs/girlfriendHudo/22_iyunya_1941_goda/]Гитлер (второй слева) и Муссолини (рядом справа) въезжают в захваченную Брестскую крепость 26 августа 1941 г.
И БЫЛО 1418 ДНЕЙ БОЛИ И ПОДВИГА СОВЕТСКОГО НАРОДА[/url]
http://img15.nnm.me/7/9/f/e/6/ada32ae8fe1240e888fcf1927ea.jpg
И ушли безусые мальчишки прямо со школы в бой, а из боя в бессмертие. И получали похоронки матери и жены. И плакала под вражескими оккупантами родная земля. И в каждую семью вошла она – война. Священная война, на которую встала наша огромная страна. И не просто выстояла. Мы победили. Ценой миллионов жизней. И вот этого забывать нельзя. И переписывать сегодня историю – преступление! И называть в отечественных учебниках Великую Отечественную, отобравшую миллионы жизни солдат, детей, стариков, женщин – кощунство…
Сегодня день траура, день скорби, день памяти. Каждого, чьи отцы и деды отдали жизнь под Москвой, Сталинградом, Прагой, Берлином… Кто умирал от голода в Ленинграде, кто лил кровь на Мамаевом кургане, кто стоял до последней капли крови в Бресте, кто сражался за Одессу, кто лег на Курской дуге, кто встретил последний час на Одере… Кто замучен в застенках Бухенвальда, кто умер под пытками, кто ушел в лес партизаном и погиб, уничтожая фашистов… Кто забыв о детстве и юности посмертно заслужили звания Героев Советского Союза… Кто шел в последний таран… Кто вытаскивал раненных с поля боя и прикрывал их своим телом… Кто готовил снаряды для фронта… Кто 9 мая 1945 года плакал от счастья, услышав по радио долгожданную весть о Победе…
Не забудем подвига наших отцов и дедов. Не предадим их подвиг забвению.
http://img11.nnm.me/a/f/1/2/9/1fb57b50ff5977c4dcf1f8853e3_prev.jpg

http://img15.nnm.me/7/d/8/e/0/86235d8389a2a29eb22198d920f.jpg

12

13

Годовщина операции «Багратион»
http://postkomsg.com/upload/iblock/808/bagration_GL.jpg
Блестящая операция Советской Армии под кодовым названием «Багратион», которой в этом месяце исполняется семьдесят лет, совершенно незаслуженно была отодвинута в тень более яркими нашими битвами под Москвой, под Сталинградом и на Курской дуге. А ведь тогда, летом 1944 года Советские войска за два месяца прошли несколько сот километров, освободив Белоруссию, часть Литвы и часть Польши. Фактически решив исход Великой Отечественной войны.

Сейчас заканчиваются последние работы на мемориале в Светлогорском районе Гомельской области Беларуси, посвященному 70-ой годовщине той легендарной операции. Строительство памятного комплекса, на месте, откуда началось наступление советских войск, профинансировано за счет средств бюджета Союзного государства Беларуси и России.

«Это была одна из выдающихся операций времен Великой Отечественной войны, которая завершилась полным освобождением Беларуси от немецко-фашистских захватчиков», - заявил Григорий Алексеевич Рапота, Государственный секретарь Союзного государства.

Надо заметить, что к июню 1944 года линия фронта советских и немецких войск почти точно совпадала с линией фронта июля 1941 года. Война неумолимо катилась на Запад. Но враг был еще очень силен. Продолжалась немецкая оккупация почти всей Белоруссии, Прибалтики, части Украины и Молдавии. Раздел происходил восточнее Витебска, Орши, Могилева, по Полесью, образуя на карте огромный выступ, который занимала группа немецких армий «Центр». Это было стратегически очень рискованно, поэтому немецкий Генеральный штаб предлагал выровнять линию фронта, немного отступив, но Гитлер категорически отказался от отступления, жто могло стратегически повлиять на желание Финляндии продолжать войну в коалиции с Германией. Финны на тот момент подумывали о выходе из коалиции.

Предыдущие полгода советские войска вели ожесточенные бои на Правобережной Украине. И по логике немецкого руководства выходило, что главный удар всей кампании 1944 года произойдет именно там. Наша разведка и контрразведки приложила максимум усилий, чтобы укрепить противника в этой мысли. И удалось почти невозможное, исключить утечку информации.

Надо сказать, что на направлении главного удара в операции «Багратион» наши войска тайно сосредоточили огромные силы. 1-й Прибалтийский, а также 1-й, 2-й, 3-й Белорусские фронты, главные участники грядущей битвы, насчитывали порядка 2,4 миллионов человек, 36 тысяч орудий и минометов, свыше 5 тысяч танков и САУ, 5,3 тысяч боевых самолетов. Причем техника была самая новая, в частности, в войска пошли великолепные танки Т-34-85 и ИС-2.

Предполагалось нанесение двух сходящихся ударов, от Витебска и от Бобруйска, оба в направлении Минска. Далее предполагалось занять всю территорию Белоруссии и Литвы, выйти на побережье Балтийского моря (Клайпеда), к границе Восточной Пруссии (Сувалки) и на территорию Польши (Люблин). Длительность операции – 40-50 суток.

План был утверждён Ставкой ВГК 30 мая 1944. Начало проведения операции «Багратион» было намечено на 19-20 июня.14 июня начало операции было перенесено на 23 июня – из-за задержек в железнодорожных перевозках.

Непосредственно перед самым началом наступления четко сработали белорусские партизаны, в ночь с 19 на 20 июня на железных дорогах прошла серия взрывов, которая парализовала движение эшелонов с боеприпасами группы армий «Центр».

23 июня после артиллерийской и авиационной подготовки войска 1-го Прибалтийского и 3-го Белорусского фронтов под руководством маршала Советского Союза Василевского перешли в наступление.

http://postkomsg.com/upload/medialibrary/fa0/bagration_1.jpg
24 июня начали наступление войска 1-го и 2-го Белорусского фронтов, ими руководил маршал Советского Союза Жуков. Немецкая оборона была взломана, и наши танковые войска вышли на оперативные простор.

25 июня был взят в кольцо и вскоре разгромлен Витебский укрепрайон. Находившийся там немецкий 53-й корпус, попытался отойти, но неудачно. Около 8000 немецких солдат смогли вырваться из кольца, но вновь были окружены и капитулировали. Среди пленных оказался и командир 53-го корпуса генерал Гольвитцер. Всего под Витебском погибли около 20 тысяч немецких солдат и офицеров из состава 3-ей танковой армии, а порядка 10 тысяч попали в плен.

Успех превзошел ожидания. Ставка наметила окружение Бобруйска на 8-й день операции, но это произошло на четвертый. Там была окружена и уничтожена крупная группировка противника. Войска 2-го Белорусского фронта уже к исходу 29 июня продвинулись на глубину 90 км, форсировав Днепр, и освободили Могилев. 4-я немецкая армия стала отступать на к Минску.

28 июня 1944 года Ставка ВГК поставила фронтам новые задачи. 1-му Прибалтийскому – взять Полоцк и Глубокое, далее наступать на Швенчёнис (Литва). 3-му Белорусскому – форсировать реку Березина, взять Минск и Молодечно 2-му Белорусскому – форсировать реку Березина, затем взять Минск и форсировать реку Свислочь. 1-му Белорусскому – наступать на Барановичи.

Войска 1-го Прибалтийского фронта 30 июня подошли к Полоцку и 4 июля взяли его. В этот же день было взято Глубокое. Войска 3-го Белорусского фронта 3 июля взяли Минск. Молодечно было взято 5 июля. Войска 2-го Белорусского фронта 4 июля подошли к восточной окраине Минска. Войска 1-го Белорусского фронта 4 июля взяли Несвиж (40 км восточнее Барановичей), частью сил подошли к южной окраине Минска.

В ходе стремительного наступления образовывалось множество «котлов» в которые попадали окруженные немецкие войска. Зеркально повторялась ситуация 1941 года, только теперь победителями были советские войска.

Немецкое командование стало осознавать масштаб катастрофы и начало переброску войск с западного фронта. Именно действия наших войск в Белоруссии стало решающим фактором успеха высадки союзников в Нормандии, годовщина которого сейчас широко отмечалась. Немецкие танковые дивизии тогда отправились не в Нормандию, а в Белоруссию.

http://postkomsg.com/upload/medialibrary/267/bagration_2.jpg
Немцы концентрировали в кулак прибывающие резервы и контрударом попытались остановить наступление советских войск на линии Барановичи-Молодечно. Но этого сделать не удалось.

Войска 3-го Белорусского фронта 9 июля взяли Лиду, однако Вильнюс был взят только 13 июля, силами 5-й армии и 5-й гвардейской танковой армии. 15 июля войска фронта форсировали Неман в районе Алитуса и захватили несколько плацдармов на западном берегу. Войска 2-го Белорусского фронта 8 июля взяли Новогрудок, 14 июля – Волковыск, 16 июля – Гродно. На рубеже Гродно – Свислочь фронт был остановлен из-за упорного сопротивления немцев. Войска 1-го Белорусского фронта 8 июля взяли Барановичи, 14 июля – Пинск. 16 июля войска фронта достигли рубежа Свислочь – Пружаны.

В это же время 33-я армия 3-го Белорусского фронта и 50-я и 49-я армии 2-го Белорусского фронта вели бои против окружённой восточнее Минска группировки немецких войск. Это были остатки пяти немецких корпусов, до 100 тысяч человек. К 12 июля эта группировка была разгромлена. Взято в плен 35 тысяч человек, в том числе 12 генералов.

Войска 1-го Прибалтийского фронта вновь перешли в наступление 20 июля. 22 июля был взят Паневежис, 27 июля – Шяуляй. Войска 3-го Белорусского фронта с 15 июля стояли в обороне на реке Неман. Войска 2-го Белорусского фронта возобновили наступление 20 июля, и 27 июля взяли Белосток. Войска 1-го Белорусского фронта 18 июля перешли в наступление в направлении Люблина. 20 июля войска фронта форсировали реку Западный Буг и вступили на территорию Польши. 23 июля Люблин был взят. 25 июля войска фронта вышли к реке Висла, в районе Демблина. 28 июля был взят Брест.

Войска 1-го Прибалтийского фронта двинулись на север, 1 августа овладели Елгавой. В тот же день 8-я гвардейская механизированная бригада полковника Кремера вышла на побережье Рижского залива у населённого пункта Клапкалнс. Войска 3-го Белорусского фронта перешли в наступление на Каунас. Противник упорно сопротивлялся, но 1 августа Каунас был взят. В августе, отразив немецкие контрудары в районе Каунаса, войска фронта достигли рубежа Расейняй – Сувалки. Войска 2-го Белорусского фронта за месяц боёв сумели продвинуться на 10 – 30 километров. Войска 1-го Белорусского фронта 31 июля подошли к подступам Праги (предместье Варшавы), но в течение августа взять её не смогли. В начале августа войска левого крыла фронта захватили два плацдарма на западном берегу реки Висла, а также вышли на реку Нарев.

29 августа 1944 года Ставка приказала четырём фронтам перейти к обороне. Наступление, начатое 23 июня на центральном участке советско-германского фронта, завершилось.

За два месяца основные силы группы армий «Центр» были разгромлены, германские войска потеряли свыше 400 тысяч солдат и офицеров, в том числе свыше 250 тысяч безвозвратно. По советским данным, из 97 немецких дивизий и 13 бригад, участвовавших в боях в Белоруссии, 17 дивизий и 3 бригады были полностью уничтожены. Пятьдесят дивизий понесли потери от 60 до 70% всего состава.
http://postkomsg.com/upload/medialibrary/346/bagration_3.jpg
Из 47 немецких генералов, воевавших на передовой в качестве командиров корпусов и дивизий, 31 был потерян, причем двадцать один попал в плен. Можно сказать, что в ходе операции «Багратион» было потеряно две трети личного состава группы армий «Центр».

В некоторых западных исторических трудах операция «Багратион» характеризуется как «крупнейшее поражение Гитлера». Вопрос полного краха гитлеровской Германии уже стал совершенно очевидным для всего мира. До 9 мая 1945 года оставались месяцы.

Строительство памятного мемориала в Светлогорске Гомельской области в память о выдающейся операции советских войск в годы Великой Отечественной войны будет данью памяти к подвигу наших предков.

«Создание памятного мемориала - очень хорошая задумка, - сказал Григорий Рапота, государственный секретарь Союзного государства. - И вполне логично, что комплекс будет установлен в том месте, откуда она начиналась».

Владимир Казаков

14

Украинские националисты на белорусской земле (Часть 1)
http://postkomsg.com/upload/iblock/c03/Заглавная.jpg
Сразу после окончания Великой Отечественной войны советский агитпроп пустился во все тяжкие - все преступления войны валились исключительно на этнических немцев. К этому были подключены генералы и маршалы, десятками издававшие свои мемуары, написанные «черными перьями».

Подключались самые знаменитые писатели и режиссеры. Вот, к примеру, в 1969 г. в журнале «Юность» была опубликована повесть Бориса Васильева «А зори здесь тихие…». Через два года повесть была инсценирована Юрием Любимовым в Театре на Таганке. А в 1971 г. за экранизацию повести взялся «классик советского кинематографа» Станислав Ростоцкий.

Причем, натурные съемки происходили в деревне Сяргилахта в Пряжинском районе Карелии, западнее Петрозаводска.

Суть повести общеизвестна. В Карелии вблизи Мурманской железной дороги (ошибка, тогда дорога называлась Кировской) высадился десант из 16 германских парашютистов. Их всех убивают или берут в плен инвалид войны старшина Васков и пять девушек-зенитчиц. Вопрос о том, позволили бы это сделать с собой 16 парашютистов (вспомним Крит, Монте-Кассино и еще десятки эпизодов), я оставлю в стороне.

Главное же то, что германских парашютистов там не было и не могло быть. Их туда никогда не пустил бы Маннергейм. Ведь Карелия — исконно финская территория!

Но и Васильеву, и Любимову, и Ростоцкому нужны были именно немцы, а с финскими парашютистами их бы просто никто не понял. Я уж не говорю о том, что в Карелии практически никто не прыгал с парашютом на «остроконечных елей ресницы», а наоборот, советские и финские гидросамолеты садились в «голубые глаза озер», и на надувных лодках десант спокойно высаживался на берег.

Придирки к автору художественного произведения? Нет, это не художественное произведение, а одна из операций прикрытия.

А вот еще одна операция прикрытия. Финны якобы не стреляли по Ленинграду. Я с детства не мог понять, как кольцо вокруг Ленинграда могло состоять из одной половинки — германской. Нельзя же таким хорошим финнам ставить в вину гибель сотен тысяч ленинградцев в дни блокады.

С Белоруссией произошло то же самое. Скажем, 9 января 1942 г. с фронта у Смоленска был снят 638-й пехотный полк «Легиона французских добровольцев» (ЛФД). С самого начала солдаты ЛФД были вовлечены в серию карательных операций проводившихся генерал-лейтенантом Рихертом с августа 1942 г. до начала 1943 г. с целью подавления возрастающего партизанского движения. Разбросанные по различным пунктам, расположенным на линиях сообщения Витебск — Смоленск — Орша — Борисов подразделения легиона несли патрульную службу, постоянно активно вступая в схватки с партизанами и устраивая локальные акции. Их по необходимости собирали для осуществления крупных операций в тактические группы, лишь изредка поначалу применяя батальоны целиком.
http://postkomsg.com/upload/medialibrary/28d/01.jpg
В задачу первой операции, получившей название «Гриф», где были задействованы легионеры, входило уничтожение скрывавшихся в лесах между Сенно и Оршей партизан, действия которых угрожали коммуникациям, проходившим через Витебск и Оршу. За две недели, с 16 по 30 августа, карателям удалось основательно потрепать бригаду Заслонова и уничтожить формирующуюся бригаду Зюкова, а также, уничтожив около 900 местных жителей, на несколько месяцев «умиротворить» данный район.

Одной из следующих стала операция «Карлсбад», проведенная с 10 по 23 октября, для которой выделили группу из первого батальона майора Лакро в составе минометного взвода лейтенанта Самбофа, третьей роты и взвода лейтенанта Фалсу из второй роты. Здесь они вместе с солдатами СС 1-ой моторизованной бригады, 14-го полицейского полка и спецбатальона Дирлевангера вступили в бой с партизанами, дислоцировавшимися в лесах к югу от дороги Борисов — Орша между реками Березина и Днепр.

В 1943 г. в ходе карательной операции «Майская гроза» удалось окружить шесть бригад Суржской партизанской зоны. Большинство партизан, разделившись на малые группы, смогли прорвать окружение и уйти.

В начале 1980-х гг. во Франции возникла общественная ассоциация «Узники Тамбова». В годы Второй мировой войны бедные французские парни решили посетить Россию по путевке туристической фирмы «Гитлер и Ко», а их там нехорошо встретили и отправили в лагерь под Тамбовом.

И о них опять у нас никто не писал и не пишет. Другое дело — эскадрилья «Нормандия-Неман». Она-то и побила люфтваффе на Восточном фронте!

Риторический вопрос, неужели советские, а сейчас «демократические» историки, выгораживающие финских, польских, французских и иных военных преступников, перекладывая их вину на немцев, не понимают, что сами совершают преступление против всех народов бывшего СССР, против сотен тысяч, а может и миллионов людей, убитых всяким сбродом, сбежавшимся со всей Европы. Замечу, что ни в вермахт, ни тем более в СС никого и никогда силой не загоняли!

Если свидетель видел, что жертву убил Сидоров, а на суде показывает на Иванова, то он сам становится преступником. И по законам всего мира должен сесть в тюрьму за лжесвидетельство.

Вот я открываю энциклопедию Великой Отечественной войны, изданную в 1985 г. под редакцией генерала армии, профессора М.М. Козлова. Там на странице 770 говорится: «Хатынь, бывшая деревня Логайского района Минской области БССР. 22 марта 1943 г. батальон немецко-фашистских карателей окружил деревню. Согнав всех жителей в сарай, фашисты подожгли его. Пытавшихся спастись расстреливали из автоматов. Погибло 149 человек (в том числе 75 детей)»[1].

В 1986 г. в СССР кинорежиссер И. Гутман снял фильм «Нюрнберг: 40 лет спустя», где хроники выступлений Гитлера перемежаются с кадрами памятников в Хатыни, а затем показывается Нюрнбергский трибунал. Сожгли Хатынь. Вот и пришло возмездие в Нюрнберге.

Но в том же 1986 г. в Минске в здании Военного трибунала Белорусского ВО шел закрытый процесс над хауптштурмфюрером (капитаном) СС Григорием Васюрой. Именно он был начальником штаба 118-го полицейского батальона СС и лично руководил акцией в Хатыни. Эсэсовец со странной для арийца фамилией был приговорен к высшей мере.

Для газеты «Известия» был подготовлен специальный репортаж о судебном процессе. Однако репортаж так и не появился в «Известиях». И вообще о Васюре было запрещено упоминать в СМИ. Вето на публикации было наложено членом Политбюро, первым секретарем ЦК Компартии Украины Щербицким.

А почему? Да потому, что 118-й полицейский батальон СС был сформирован в Киеве и полностью укомплектован украинцами, большинство из которых были уроженцами Западной Украины.
http://postkomsg.com/upload/medialibrary/221/02.jpg
Не украинцев в батальоне было только два и оба командиры — поляк Смовский и немец майор Эрих Кернер. Причем Кернер был старым и больным, и все дела передал Васюре. 118-й батальон участвовал в расстреле евреев в Бабьем яру и в иных «благотворительных акциях».

Поводом для расстрела жителей Хатыни стал обстрел партизанами в 40 км от Минска германской автоколонны, в ходе которого был убит гауптман СС Ганс Вельке.

Васюра решил выслужиться, и без приказа, в инициативном порядке (!) провел карательную операцию.

Замечу, что Хатынь — не исключение. В годы войны в Белоруссии действовал 21 украинский полицейский батальон СС. В 1943 г. часть украинских полицейских батальонов была включена в состав полицейских стрелковых полков (№ 31—38) трехбатальонного состава.

К лету 1944 г. полицейские батальоны в боях с партизанами понесли большие потери, поэтому 109-й расформировали. Действовавшие на территории Белоруссии 57-й, 61-й (им. Богуна) и 62-й (им. Тараса Шевченко) батальоны вошли в состав 30-й гренадерской дивизии СС (русская № 2).

Объективности ради отмечу, что латышских полицейских батальонов в Белоруссии было больше, чем украинских, аж целых 26! Литовских батальонов СС было только 8, а эстонских — вообще один.

Таким образом, в общей сложности более 20 тысяч украинцев приняли участие в карательных акциях против мирных жителей. Их действия на территории Белоруссии были связаны с многочисленными военными преступлениями в отношении гражданского населения.

Не зря у белоруссов есть горький анекдот:

Украинец наезжает на белоруса:

— Вот у нас на Украине все есть. И хлеб, и уголь, и руды всякие, и даже нефть в Карпатах нашли. А у вас? Только одна картошка и есть…

— Да, — отвечает белорус. — Усе верно. В войну немцам даже полицаев приходилось с Украины завозить...

Сейчас на Украине «оранжевые» историки оправдываются, мол, приказы о массовых уничтожениях мирных жителей отдавали немцы, а несчастные украинцы, силой загнанные в батальоны СС, были вынуждены их выполнять.

Я не буду говорить о том, что силой в СС никто никого не тянул, и что украинские полицейские батальоны действовали в большинстве случаев автономно от немцев и могли легко перейти к партизанам. Куда важнее то, что организация украинских националистов ОУН-УПА еще до начала Второй мировой войны требовала создания Великой Украины от Сана (правый приток Вислы) до Волги.

Объединить в едином государстве всех восточных украинцев (схидняков), русских, белорусов, русинов Закарпатья, поляков, румын, молдаван и другие народы должны были «настоящие украинцы» — галицийцы.

Руководство ОУН-УПА сравнивало галицийцев с пьемонтцами. Как известно, в середине XIX века королевство Пьемонт объединило Италию. Разница с Галицией в том, что Пьемонт был экономически более развитым районом, нежели юг Италии. Главное, Пьемонт дал Италии династию, но его граждане имели те же права, что и остальные итальянцы.

Ну, а, по мнению руководства ОУН-УПА, галицийцы должны были стать избранным народом «в Украине от Сана до Волги».
http://postkomsg.com/upload/medialibrary/592/03.jpg
В октябре 1941 г. ОУН(б) выпустило листовку, которая призывала: «Хай живе Велика Незалежна Украïна без жидiв, полякiв i нiмцiв; полякiв за рiчку Сян, нiмцiв до Берлiну, а жидiв на шибеницю»[2]. (Шибеница — кол).

Белорусы тут не упомянуты — их ОУН и за нацию-то не считала.

Ну, мало ли какой политик-экстремист выдвигал территориальные претензии к соседям? Увы, у руководства ОУН-УПА в отношении Белоруссии слова с делом не расходились.

«На территории Белорусского полесья ОУН начала создавать свои структуры еще в 1930-е гг. С началом же Великой Отечественной войны, когда южные районы Беларуси были включены германскими оккупационными властями в состав рейхскомиссариата “Украина”, деятельность украинских националистов на белорусской территории значительно активизировалась. В итоге к моменту полного освобождения территории БССР от немецко-фашистских оккупантов в Беларуси располагались значительные силы ОУН, объединенные Брестским окружным проводом под кодовым названием “Кричевский” или “№ 100”. Возглавлял его Зиновий Савчук (“Шварц”, “Александр”. Брестский окружной провод входил в состав краевого провода ОУН на северо-западных украинских землях (ПЗУЗ) с кодовым названием “Москва”, включавшим помимо территории Белорусского Полесья Волынскую, Ровенскую, Житомирскую и Винницкую области Украины. Руководили проводом Чупринка (“Смок”) и Максим Дубовый. В свою очередь, краевой провод ПЗУЗ подчинялся Центральному проводу ОУН во главе с Р. Шухевичем (“Тур”)»[3].

Только с 1944 по 1946 гг. «ОУН-УПА совершила на территории Беларуси 2384 диверсии и террористических акта, в результате которых погибло 1012 человек, в том числе 50 сотрудников НКВД, 8 офицеров, 28 солдат и сержантов Советской Армии, 171 партийный и советский работник, 298 гражданских лиц»[4].

Украинские националисты нападали, убивали и грабили крестьян. Причем, часто виноватыми выставляли советских партизан. Так, «группа националистов в количестве 100 человек ворвалась в деревню Дуброва Столинского района и уничтожила 10 семей польской национальности и быстро скрылась в Ровенскую область, а потом выпустила листовку, что польские семьи расстреляны якобы партизанами»[5].

А вот допрос в Гомеле следователем НКВД националиста С.Д. Назарчука:

«Да, я признаю, что я действительно являюсь участником Украинской националистической повстанческой армии (УПА).

[…] Вопрос. Почему Ваша “УПА” перешла из Украины в Белоруссию? В каких районах должна расположиться “УПА”?

Ответ. Нам командир говорил, что “УПА” переходит из УССР в БССР потому, что там нужно навести такой порядок, который навели мы на Украине. Нужно заставить белорусов ненавидеть Советы и любить УПА. Для зимы заготовить продукты, одежду и сформироваться»[6].

Вот несколько типовых действий отрядов ОУН-УПА:

«1 октября 944 г. на хуторе в Повитьевском сельском совете был расстрелян гражданин только за то, что его сын ушел в ряды Красной армии, а не к бандитам…
http://postkomsg.com/upload/medialibrary/769/04.jpg
12 октября 1944 г. в ночное время банда напала на один из сельских советов Ратновского района, граничащего с нашим Осовским и Леликовским сельскими советами. В здании сельского совета находился работник Ратновской раймилиции с 6 вооруженными гражданами из местного актива, которые бандой целиком были все захвачены и обезоружены, выведены во двор совета, положены на землю и шесть человек расстреляны, а седьмой тяжело ранен. Банда, забрав все документы, зажгла здание сельсовета, начала отходить. В это время прибыл наш батальон и начал преследовать бандитов. В результате боя было убито 26 бандитов, в том числе главарь банды “Орлик”»[7].

«В ночь с 9 на 10 декабря 1944 г. банда бульбовцев в количестве 20 человек вышла с хуторов деревни Кончицы Дубойского сельсовета, подошла к шлюзу № 1, где выпустила две ракеты и обстреляла из автоматического оружия постройки на шлюзе.

Охраной шлюза был дан ответный огонь, после чего банда вдоль берега канала направилась в направлении деревни Стаховичи Дубойского сельсовета, откуда также была слышна перестрелка»[8].

«23 ноября 1944 года одна пограничная застава под командованием л-та Васильченко в лесу недалеко от д. Сварынь Радостовского с/совета обнаружила банду численностью до 400 человек, с которой завязала бой. В результате боя л-т Васильченко со своей заставой погибли. На месте боя было обнаружено 28 чел. красноармейцев. Банда скрылась.

6 декабря с.г. группа бандитов в к-ве до 20 чел. по дороге Дивин — Оса напали на военнослужащих 220-го погран. полка, убили старшину тов. Яценко, после чего скрылись»[9].

Далеко не все нападения УОН-УПА на гражданское население сходили им с рук. Так, «в ночь с 13 на 14 ноября 1945 г. на территории Гланковского с/совета д. Глинка появилась вооруженная группа бульбовцев примерно до 30 человек, ограбила магазин сельпо, окружив дом председателя с/совета тов. Порхимовича, выломали окно, стали лезть в квартиру для того, что бы взять его живьем, но Пархимович, имея при себе винтовку, стал отстреливаться, одного из них убил насмерть и двух тяжело ранил, после чего бандиты дают распоряжение сжечь дом и сами уходят, а тов. Пархимович в это время выскочил в окно и от них скрылся»[10].

[1] Великая Отечественная война 1941—1945. Энциклопедия / Под ред. М.М. Козлова. М.: Советская энциклопедия, 1985. С. 770.

[2] Мирошниченко Ю.Р., Удовик С.Л. Русь-Украина. Становление государственности. Киев: Ваклер, 2011. Т. II. С. 482.

[3] ОУН-УПА в Беларуси. 1939—1953 гг. Документы и материалы. / Сост. В.И. Адамушко. Минск: Выш. шк., 2012. С. 7.

[4] Там же. С. 10.

[5] Там же. С. 105.

[6] Там же. С. 134.

[7] Там же. С. 183—184.

[8] Там же. С. 228—229.

[9] Там же. С. 254.

[10] Там же. С. 323.
Александр Широкорад, военный историк, писатель, публицист

15

Украинские националисты на белорусской земле (Часть 2)
http://postkomsg.com/upload/iblock/193/Заглавная.jpg
Надо ли говорить, что советские партизаны активно противодействовали ОУН-УПА как на территории УССР, так и БССР. Применялись и репрессии против небольших групп мирного населения, поддерживавших бандитов. Из отчета партизанского отряда имени А.В. Суворова бригады имени В.М. Молотова: «27 сентября [1943 г.]. Отрядом под командованием помощника ком. отряда Истомина был выезд по уничтожению украинских националистов в с. Деревок и Пневно, где была проделана следующая операция: прочесывание леса, затем был принят бой, который продолжался 2—3 часа. В результате боя было убито 10 чел. националистов. Взяты небольшие трофеи. После чего ворвались боем в населенные пункты, где было сожжено до 30 вражеских домов, из которых обстреливали националисты. При горении в каждом доме рвались патроны и гранаты».[1]
http://postkomsg.com/upload/medialibrary/114/01.jpg
Из дневника боевых действий партизанского отряда имени Г.К. Орджоникидзе Пинской бригады о боях с украинскими националистами. 26 октября 1943 г.

«10.7.43 года. Группа бойцов под командой Дороша выгнала националистическую группу с националистической деревни Повитье…

4.10.43 год. Группа бойцов под командой Аладьина Г. вела бой с националистами, в результате боя забито 11 националистов и взято в плен 3». [2]

Из отчета Пинской партизанской бригады о боях с украинскими националистами. (Не ранее 1 ноября 1943 г.). Отряд им. Костюшко.

«По отряду с августа по ноябрь 1943 г.

Проведено боев с украинскими националистами — 3. Убито 18, ранено 5 националистов и немецких солдат в боях и из засад. Подорвано рельсов — 8 протяжением 100 метров. Захвачены трофеи: винтовок — 5 […]

Отряд им. Орджоникидзе

Октябрь 1943 года

Проведено боев с украинскими националистами — 2. Убито 12 националистов в боях. Взято в плен — 3 националиста. Подорвано рельсов — 32 протяжением 400 метров.

По отряду с июля по ноябрь 1943 года

Проведено боев с карательным отрядом и по разгрому полицейских участков — 4. Убито 23 немецких солдата и украинских националиста в боях и из засад. Взято в плен — 15 полицейских и украинских националистов. Сожжено жел.-дорожных станций — 1. Сожжено складов с продовольствием и с/х машинами — 4. Сожжено полицейских участков — 2. Подорвано рельсов — 32 протяжением 400 метров.

По Пинской бригаде с сентября 1942 г. по ноябрь 1943 г.

Спущено под откос в/эшелонов и поездов противника — 8. Разбито: паровозов — 10, вагонов — 110. Повреждено: паровозов — 5, вагонов — 24. Убито 185, ранен 71 немецкий солдат, полицейские и украинские националисты. Проведено боев с немецко-фашистскими войсками, полицией и украинскими националистами — 12. Взято в плен — 15 полицейских и украинских националистов». [3]

Я недаром привожу длинные цитаты из донесений партизанских командиров. Здесь мы видим, что боевые действия против немцев велись параллельно с борьбой с украинскими националистами. Притом партизаны не видели особой разницы между оккупантами и бандитами, которые мнили себя потенциальными оккупантами.

http://postkomsg.com/upload/medialibrary/43d/02.jpg
А вот любопытный документ: «Радиограмма командования Ровненского партизанского объединения № 1 о концентрации отрядов УПА в треугольнике Ковель — Сарны — Столин, их численности и вооружении» от 2 ноября 1943 г.

Совершенно секретно.

Тов. Хрущеву, Строкачу.

«В треугольнике Ковель — Сарны — Столин в данное время действуют националисты и чешские отряды УПА. Отряд Шавуридо до 150 человек, вооружение: пушка 45 мм одна, станковых пулеметов — 1, ручных пулеметов — 10, автоматов — 3, полуавтоматов — 30, минометов ротных — 1, мин к нему — 50, остальные винтовки, патронов к ним от 50 до 80.

Бегма, Тимофеев». [4]

Речь идет о пограничном районе между Белоруссией и Украиной. Партизанские командиры не сильны в большой политике и пишут «чешские отряды УПА». А это отряды из граждан Чехословакии украинского происхождения. Их сформировали немцы и отправили на Восточный фронт — еще одна разновидность «пьемонтцев».

Из отчета партизанского отряда им. Калинина бригады им. Молотова:

«Группа партизан заставы д. Горки 11.12.43 года обстреляла движущихся украинских националистов за скотом на Любатинские хутора, под огнем партизан националисты спешно бежали, не взявши скота». [5]

После освобождения Белоруссии Красной армией отряды ОУП-УПА усилили террористическую деятельность. Нападения на милиционеров, советских чиновников, председателей колхозов и т.д. еще можно объяснить желанием националистов держать под контролем области Белоруссии. Но какого лешего ОУН-УПА настойчиво пыталось сорвать восстановление Днепро-Бугского канала?

Напомню, что канал, соединяя реки Припять и Западный Буг, имел важное стратегическое значение. В 1942 г. немцы провели по нему свыше 200 тыс. т грузов. Ну а весной 1943 г. советские партизаны взорвали шлюзы, и до освобождения Белоруссии канал был несудоходен. В сентябре 1944 г. советские строители приступили к восстановлению канала. Какой резон ОУН-УПА вести бои за канал, который физически не мог быть использован в борьба с бандитизмом в Белоруссии? Тут националисты выполняли заказ своих немецких или англо-американских хозяев. И те, и другие были заинтересованы в нарушении снабжения частей Красной армии, наступавшей в Польше и Германии. Понятно, что и тех, и других не радовала перспектива прохода через канал многочисленных судов Днепровской военной флотилии и выход их на Вислу, Одер и далее на запад, юг и Балтику.

«В ночь с 9 на 10 декабря [1944 г.] банда бульбовцев в количестве 20 человек вышла с хуторов деревни Кончицы Дубойского сельсовета, подошла к шлюзу № 1, где выпустила две ракеты и обстреляла из автоматического оружия постройки на шлюзе.

Охраной шлюза был дан ответный огонь, после чего банда вдоль берега канала направилась в направлении деревни Стаховичи Дубойского сельсовета, откуда также была слышна перестрелка».[6]
http://postkomsg.com/upload/medialibrary/803/03.jpg
«18 октября [1944 г.] банда сделала налет на Белоозерский канал.

Бандитами убит главный инженер т. Панов и три бойца охраны. Бандиты поломали шлюз и выпустили воду из водохранилища».[7]

«1 декабря 1944 года на территории Ивановского района Пинской области было совершено нападение на строительство Днепро-Бугского канала, в результате нападения уничтожен шлюз № 2, сожжена кузница с оборудованием и срублена наблюдательная будка».[8]

27 марта 1946 г. «бандитская группа на хуторе деревни Журавок Ивановского района убила начальника шлюза Днепро-Бугского канала, бывшего партизана Рудого И.Е.».[9]

Канал удалось восстановить к лету 1945 г.

«В окрестностях дер. Повчин Туровского района Полесской области в ночь с 8 на 9 апреля 1945 года были выброшены вражеские парашютисты в количестве 4 человек с задачей связаться с руководством банд УПА и проводить диверсии на железнодорожном транспорте.

Принятыми мерами со стороны члена группы содействия тов. Буда Кирилла Максимовича, начальника Туровского РО НКВД лейтенанта милиции тов. Хохлова и созданной им оперативной группы в количестве 5 человек после ожесточенной перестрелки был захвачен один парашютист и убито два, а один утонул в реке Припять при спуске, труп которого был обнаружен позже».[10]

Тут стоит отметить два момента. Во-первых, ловили парашютистов исключительно местные жители — милиционеры и бойцы истребительных батальонов. Ну, а во-вторых, в документе не говорится о принадлежности самолета, с которого велось десантирование. Если это немцы, что маловероятно для апреля 1945 г., то налицо тесное сотрудничество УПА с гитлеровцами в последние дни войны, от чего рьяно открещиваются украинские националисты. А вот если самолет принадлежал ВВС США или Великобритании, так это весьма «забавно» — в апреле 1945 г. воевать против Красной армии?

Части НКВД, охранявшие тыл 1-го Белорусского фронта, вступили в боестолкновения с УПА уже в начале мая 1944 г. Так, «2—3 мая маневренная группа 157-го погранполка совместно с группой 232-го отдельного стрелкового батальона 19-й стрелковой бригады под командой начальника маневренной группы капитана Бородулина, участвуя в операции в районе Ячковичи — Хоточна, вела бой с бандгруппой УПА численностью 600—700 человек, состоявшей из двух куреней, возглавляемых “Балабаном” и “Долбенко”. Несмотря на явное численное превосходство бандитов, пограничники смело вступили в бой, в результате которого было убито 230 бандитов и 5 взято в плен. Наши потери: убито 16 человек, из них 4 офицера, ранено 12 человек, из них 1 офицер».[11]

Для борьбы с украинскими и польскими националистами в ноябре—декабре 1944 г. экстренно были организованы истребительные батальоны численностью 60—70 человек из партийно-советского районного и сельского актива (бывших партизан) с отрывом от производства, с сохранением за ними заработной платы. В итоге был организован истребительный батальон в составе 200 человек.
http://postkomsg.com/upload/medialibrary/d39/05.jpg
Вот сухая отчетность действий бандформирований:

«По данным органов НКВД на территории Полоцкой, Молодеченской, Гродненской, Барановической, Пинской и Брестской областей БССР на учете на 1.1.1945 г. состояло 82 бандгруппы общей численностью 2385 бандитов. Кроме того, по далеко неполным данным, разыскивалось числящихся на учете органов НКВД по этим же областям:

Дезертиров КА — 1132 чел.

Уклоняющихся от призыва — 6299 чел.

В течение 1945 г. бандформированиями только в районах оперативно-боевых действий наших войск было совершено 189 бандоявлений, в результате которых убито — 138, ранено — 25 человек совпартактива, в[оенно]сл. Красной Армии, НКВД и местного населения…

На 1.1.1945 г. в составе войск округа для оперативно-боевого использования имелось три дивизии четырехполкового состава, отдельный стрелковый полк и, кроме того, были прикомандированы отдельный батальон и три отдельных дивизиона.

Общая численность войск составляла 20 910 человек. В семи областях оперативного обслуживания наших войск был выставлен 91 гарнизон. В течение 1945 г., в связи с оперативной обстановкой, дислокация войск подверглась значительным изменениям, так, например, в течение года гарнизоны ВВ НКВД были выставлены в 285 пунктах западных областей, из них: ротного состава — 179, батальонного состава — 86.

После произошедших изменений в количественном составе войск, связанных с отзывом отдельных частей в другие округа и соединения (220-й, 105-й погранполки, 267-й сп, прикомандированных отдельного батальона и дивизионов), демобилизации л/с первой очереди, расформирования 6-й сд, в составе войск округа на 1.1.1946 остались две дивизии трехполкового состава (из них: 12-й сп временно находится в оперативном подчинении УВВ НКВД Украинского округа). Численный состав войск — 10 446 человек».[12]

В течение 1945 г. в результате проведения чекистско-войсковых операций Белорусского ВО было ликвидировано 189 бандгрупп общей численностью 2577 бандитов. Из них: убито — 958, захвачено — 1619.

Кроме того, изъято бандитов-одиночек и участников антисоветского подполья — 3632 чел.

Бандпособников — 2026 чел.

Обнаружено и уничтожено — 3154 схронов и укрытий банд.

В результате разъяснительной работы во время проведения операций явилось с повинной и сдалось: бандитов — 157 чел., дезертиров — 333 чел., уклоняющихся от призыва — 6316 чел.

В ходе проведения операций изъято: орудий — 1, станковых пулеметов — 18, ручных пулеметов — 175, минометов — 7, винтовок — 1536, автоматов — 449, револьверов-пистолетов — 409, гранат — 886, радиостанций – 9, взрывчатых веществ — 82 кг.

В боестолкновениях с бандами потери советских войск за 1945 г. составили 87 человек. Из них: убито — 35, ранено — 52 человека.

Всеми видами нарядов за 1945 г. было задержано 106 814 человек. Среди них: подозреваемых в шпионаже — 25, диверсантов-парашютистов — 8, дезертиров Красной армии — 4709, уклоняющихся от призыва в Красную армию — 26 063, изменников Родины — 366, немецких солдат, в том числе бежавших из лагерей — 34.

С 1 января по 20 февраля 1945 г. войсками Белорусского ВО в составе 12-го, 264-го, 265-го стрелковых полков 7-й стрелковой дивизии, 267-го стрелкового полка, 1-го батальона 34-го мотострелкового полка 10-й стрелковой дивизии и 220-го погранполка, во взаимодействии с ВВ НКВД УО, проводилась чекистско-войсковая операция по ликвидации банд УПА в Пинской и Брестской областях.

В результате операции: ликвидировано 22 бандгруппы общей численностью 363 бандита (убито 97, захвачено 266), задержано бандитов-одиночек — 138. Кроме того, задержано: изменников Родины — 132, бандпособников — 122, дезертиров Красной армии — 1505, уклоняющихся от призыва — 2159. Трофеи: ручных пулеметов — 9, автоматов — 35, винтовок — 107, карабинов — 10, пистолетов — 10. Потери советских войск составили: убито — 3, ранено — 2 человека.

Не проходит и дня, чтобы российские СМИ не выплескивали на население десятки «ужастиков» о сталинских репрессиях. Мол, НКВД массово расстреливал людей за одно неосторожное слово, а то и просто так, «ради выполнения спущенного Сталиным плана». Да, действительно, были необоснованные репрессии. Но их причинами являлись в первую очередь ложные доносы. Я уже в школе от детей «компетентных» родителей знал, что треть зэков сидели за ложные доносы. Рассекреченные на Украине документы подтвердили это — действительно, около трети сидели за ложные доносы. А вот сейчас правительство РФ, ФСБ и иные организации делают все, чтобы сохранить в тайне имена доносчиков.

Зато по телевидению мы уже четверть века видим парады холеных дедов на Западной Украине и в Прибалтике. Все они ветераны СС и жертвы страшных сталинских лагерей. Но почему эти 70—100-летние деды выглядят здоровенькими и так браво маршируют?

http://postkomsg.com/upload/medialibrary/b3d/06.jpg
Меня же лично действия госбезопасности в 1944—1950-х годах в Прибалтике, Белоруссии и на Украине удивляют своим… либерализмом. Вот, к примеру, история одного из «атаманов» УПА, некоего Резнюка.

«Материалами следствия установлено, что Резнюк, будучи во 2-м артиллерийском полку, находясь на передовой линии фронта, сдался в плен немцам. В марте месяце 1943 года из плена был освобожден и отправлен по месту жительства в Полтавскую область, в то время уже оккупированную немцами, но по месту жительства не поехал, а установил связь с бандой УПА и впоследствии вступил в ее ряды»[13].

Бандой Резнюка убиты десятки мирных жителей, включая детей. Ограблено множество населенных пунктов Волынской и Брестской областей.

«В феврале 1945 года на территории Волынской области во время грабежа населения Резнюк со своей бандгруппой встретили группу красноармейцев, с которой, по приказанию Резнюка, вступили в бой. Во время боя банда Резнюка была разбита, а Резнюк и Колтунович были ранены и пленены.

Дело следствием закончено и направлено по подсудности. Военным трибуналом Ризнюк приговорен к ВМН, а все остальные к 10 годам л/свободы каждый»[14].

А вот история некоего Савчука по кличке «Веселый». Перечень зверских убийств, совершенных членами его провода, займет не одну страницу. Вот только один вроде бы рутинный эпизод — 17 октября 1944 г. в местечке Дивин националисты расстреляли зрителей в ходе демонстрации кинофильма.

9 сентября 1945 г. в д. Большие Болоты Кобринского района были убиты две семьи — Бойко Емельяна Александровича, состоящая из четырех человек, и Кислюка Михаила Александровича, состоящая из 6 человек.

«Лично Савчук зверски убил путем удушения уполномоченного сельсовета деревни Шлях-Пуща Вышинского Ивана Александровича, расстрелял бойца истребительного батальона, жителя деревни Повите Бриштень Архипа и ранил в руку жительницу деревни Старая Темра Михалюк Пелагею, мать убитой комсомолки — продавщицы магазина сельпо, которая бежала от зверских издевательств над ней со стороны бандитов»[15].

К следствию по делу банды «Веселого» привлекли «215 участников ОУН, связных и пособников». «Военный трибунал войск МВД Брестской области приговорил Савчука Николая к высшей мере наказания — расстрелу, 4 человек к каторжным работам на срок 15 лет каждого, а остальных обвиняемых на 10 лет ИТЛ и 5 лет поражения в правах каждого»[16].

Ну а всего в 1944—1946 гг. почти 500 тыс. человек привлечено к ответственности по делам о бандитизме в БССР, казнено 726 бандитов, осуждено к различным срокам наказания 29 654 чел., отправлено в ссылку или на поселения 115 212 чел.

[1] Там же. С. 64.

[2] Там же. С. 65.

[3] Там же. С. 69.

[4] Там же. С. 70.

[5] Там же. С. 87.

[6] Там же. С. 229.

[7] Там же. С. 267.

[8] Там же. С. 309.

[9] Там же. С. 335.

[10] Там же. С. 304.

[11] Пограничные войска в годы Великой Отечественной войны 1941—1945. Сборник документов. / Под ред. П.И. Зырянова. М.: Наука, 1968. С. 573.

[12] ОУН-УПА в Беларуси. 1939—1953 гг. Документы и материалы. С. 326—327.

[13] Там же. С. 309.

[14] Там же. С. 310.

[15] Там же. С. 370—371.

[16] Там же. С. 371—372.
Александр Широкорад, военный историк, писатель, публицист

16

Партизанская Белоруссия (Часть 1)
В Белоруссии, равно как и на других территориях СССР, немецкие оккупанты не собирались создавать каких-либо государственных структур, не говоря уже о полноценных независимых государствах. Так, согласно плану «Ост» предполагалось уничтожить 75% белорусов, а остальные 25% германизировать.

Любопытна справка СД о национальном вопросе в Белоруссии, составленная в 1942 г. Там утверждалось, что население составляют в основном белорусы, а также русские и поляки. Обстановка в областях, давно входивших в состав СССР и присоединенных в 1939 г., разная. «На западе население приветствовало немцев, на востоке — выжидало. Широкие массы сельского населения (75 %) — это простые крестьяне с примитивным и ограниченным мышлением. Они не могут что-либо решать самостоятельно, их нельзя в чем-либо убедить только словом. В городах лучшие силы служили коммунизму и поэтому с приходом немцев они бежали в Россию. Некоторых белорусских эмигрантов, проживавших в Германии и Польше, оккупационные органы привезли сюда как единственных лиц, которым можно доверять. Но их авторитет здесь невелик.

Большинство поставленных нами на руководящие должности от Белостока до Смоленска — это выходцы из Польши и в основном католики. Поэтому они смотрят на Белоруссию через польские очки. Но белорусы-католики — это не настоящие белорусы, под лозунгом Белоруссии они стремятся построить новую Польшу… Между белорусами и поляками происходит острая борьба. Немецкие оккупационные власти вернули в Белоруссию польских помещиков, которые в 1939 г. бежали от русских».

В донесении СД из Белоруссии от 1 мая 1942 г. ставилось под сомнение само существование белорусской национальной проблемы: «…среди белорусов почти не замечается чувства национальной принадлежности. Белорусский народ и его язык действительно существуют, но нет белорусской проблемы, как националистически-автономистской проблемы. Белорусский народ — это аморфная масса, не имеющая своей интеллигенции и своего государства. Единственным критерием принадлежности к белорусскому народу является употребление белорусского языка. Начиная с XVII в. белорусский язык вообще не развивался и даже в настоящее время в сравнении с другими европейскими языками является «примитивным». В нем отсутствуют даже такие понятия, как культура, техника и другие. Кроме языка в Белоруссии нет других признаков нации».
http://postkomsg.com/upload/iblock/432/4e3/icon.jpg
Стремительное наступление немцев в значительной мере сорвало эвакуацию населения и производственных предприятий в западной части Белоруссии, однако на остальной территории республики эвакуация была проведена более-менее успешно.

До войны на территории Белоруссии проживало 9046 тыс. человек. «В начале войны Красная Армия получила из Белоруссии, главным образом из ее восточных областей, около 500 тыс. боевого пополнения. В целом из республики было вывезено свыше 1,5 млн. человек, не считая рабочих и служащих, выехавших вместе со своими предприятиями и учреждениями. Только из Гомеля было эвакуировано на Восток свыше 80 тыс. человек.

Если к этому прибавить людей, которые эвакуировались вглубь страны по собственной инициативе и собственными средствами, то получится приблизительно цифра в 2,5 млн. человек, что составляет более 27% общего количества населения, проживающего в Белоруссии до войны. Это была наиболее дееспособная часть населения»1 .

Ряд советских историков считают, что официальные цифры эвакуированных граждан БССР завышены как минимум в три раза. Так, называется цифра в 535 тыс. человек. Но в это число не входили граждане, которые эвакуировались вместе с предприятиями, в инициативном порядке, а также те, кто поступил в Красную Армию, НКВД, милицию или государственные учреждения. Разумеется, могло быть и завышение цифр эвакуированных, но не в разы. Так что можно утверждать, что БССР покинуло около 2 млн. человек.

Оккупанты разделили Белоруссию на несколько административных территорий. Примерно третья часть республики вошла в так называемый «Генеральный округ Беларусь» (ГОБ). Высшим властным органом нам стал Генеральный комиссариат «Беларуси».

Рейхскомиссариат Беларусь разделялся на 10 областных округов — гебитов: Барановичский, Вилейский, Ганцевичский, Глубокский, Лидский, Минский, Новогрудский, Слонимский, Слуцкий и Минск, который был выделен в отдельный округ. В каждый из них входило от 10 до 15 районов, которые в свою очередь делились на волости.
http://postkomsg.com/_data/objects/0004/4255/img.44255.01.jpg
Высшим исполнительным органом ГОБ являлся генеральный комиссариат Беларусь, который возглавлял гауляйтер В. Кубэ, а после его убийства в сентябре 1943 г. эту должность занял К. фон Готгберг. Ему и военно-полицейскому руководству принадлежала вся полнота власти на оккупированной территории.

Южные районы Брестской, Пинской и Полесской областей с областными центрами Брест, Пинск, Мозырь были присоединены к рейхскомиссариату «Украина», граница которого проходила примерно в 20 км севернее железной дороги Брест — Гомель. Эти территории были включены в состав генеральных округов Волынь — Подолия и Житомир.

Белостокскую, северные районы Брестской и часть районов Барановичской областей оккупанты включили в состав округа Белосток, входившего в Восточную Пруссию. Северо-западные районы Вилейской области были присоединены к Генеральному округу Литва.

Территория Витебской, Могилевской, почти всей Гомельской, восточные районы Минской и несколько районов Полесской областей были включены в тыловой район группы армий «Центр». Власть на этой территории принадлежала командованию военных и полицейских органов. Высшим органом здесь являлся штаб тыла группы армий «Центр».

В областных округах действовали окружные комиссариаты, возглавляемые гебитскомиссарами. Их аппарат формировался преимущественно из немцев. Окружные комиссариаты обеспечивали реализацию военно-экономической политики в границах округа. В районах действовали управы во главе с бургомистрами (позднее — начальники районов). В волостях назначались волостные старшины (бургомистры), а в деревнях — старосты.

Деятельность оккупационного аппарата строилась по принципу «фюрерства» — единовластия. Каждый гебитскомиссар издавал приказы и распоряжения по собственному усмотрению или согласно указаниям высших германских инстанций. Последние направляли и контролировали деятельность районных и волостных управ, а также старост деревень. Аппарат районных и волостных органов формировался преимущественно из лояльно настроенных к оккупационным властям местных лиц. Необходимо отметить, что партизаны и подпольщики засылали туда своих агентов, которые собирали разведывательную информацию, саботировали деятельность оккупационных властей. В восточной части Беларуси, на территории тылового района группы армий «Центр», военно-административные функции выполняли полевые и местные комендатуры. Они наделялись всей полнотой власти в зоне своей деятельности.

Главной опорой оккупационного режима были части вермахта: охранные дивизии, военно-полицейские формирования, а также подразделения СС и СД, тайная полевая полиция, жандармерия, абвер и вспомогательные местные полицейские силы. Они обеспечивали охрану коммуникаций и военных объектов, лагерей военнопленных, гетто, вели борьбу против партизан и подпольщиков.

Органы германской оккупационной власти размещались в городах, районных центрах и крупных населенных пунктах, которые находились под охраной многочисленных военных и военно-полицейских гарнизонов.

К концу 1941 г. на территории Генерального комиссариата «Беларусь» находилось 5 охранных дивизий. А общая численность германских военно-полицейских сил достигала 160 тыс. человек.

В зоне дислокации охранных дивизий в 1942 г. действовали 11 полевых и 23 местные комендатуры, а также так называемые «местные гражданские власти». Им подчинялись многочисленные воинские гарнизоны, команды жандармерии, группы тайной полевой полиции. Всего на этой территории действовало 8 групп тайной полевой полиции (Бобруйск, Борисов, Витебск, Лепель, Могилев, Орша, Полоцк, Старые Дороги), которые в свою очередь имели 20 периферийных команд.
http://postkomsg.com/_data/objects/0004/4255/img.44255.03.jpg
«В конце июля 1941 г. вокруг Минска были созданы лагеря военнопленных, а в самом городе — гетто с более чем 100 тыс. интернированных евреев. С осени 1941 г. началось уничтожение еврейского населения. С октября 1941 г. до февраля 1942 г. тысячи евреев были привезены в Беларусь из западноевропейских стран, в том числе и из Германии. Всего на территории Беларуси действовало более 260 лагерей смерти, их филиалов и отделений. Только в Тростенецком лагере смерти под Минском было уничтожено 206 500 человек. Это больше, чем в любом другом подобном лагере во время Второй мировой войны, кроме Освенцима, Майданека и Треблинки…

С целью сокращения «биологического потенциала» белорусского народа фашисты вывезли 24 тыс. детей. В мае 1944 г. планировали вывезти еще 40—50 тыс. подростков 10—14 лет.

За годы оккупации из Беларуси в Германию было вывезено 90% станочного и технического оборудования, 96% энергетических мощностей, 18,5 тыс. автомашин, более 9 тыс. тракторов и тягачей, 1100 комбайнов. Хищнически уничтожалось одно из основных богатств Беларуси — лес. Было вырублено 100 тыс. га леса, в Германию отправлено 500 тыс. кум. м древесины. По неполным данным, было вывезено 1,6 млн. т зерна, 426 тыс. т муки, 3 млн. т картофеля и овощей.

Стремясь уничтожить культуру белорусского народа, закрыть ему доступ к науке, искусству и даже образованию, фашисты разграбили все вузы, научно-исследовательские учреждения, Академию наук, Белорусский государственный исторический музей, Государственную картинную галерею. В Германию была вывезена значительная часть книжного фонда, в том числе собрание старопечатных изданий Ф.Скорины, первое издание Статута ВКЛ, коллекции старославянских рукописей. Уничтожались памятники древности, истории, культуры, архитектуры. Было разрушено 7 тыс. школьных зданий»2 .

С начала германской оккупации в Белоруссии возникло партизанское движение, вскоре ставшее всенародным движением. К концу 1941 г. в рядах партизан сражались 12 тыс. человек в 230 отрядах. Численность белорусских народных мстителей к концу войны превышала 374 тыс. человек. Они были объединены в 1255 отрядов, из которых 997 входили в состав 213 бригад и полков, а 258 отрядов действовали самостоятельно.

1 Загорульно М.М., Юденнов А.Ф. Крах экономических планов фашистской Германии на временно оккупированной территории СССР. М.: Экономика», 1970. С. 72.
2 Чигринов П.Г. История Беларуси с древности до наших дней. Минск: Книжный дом, 2004. С. 541—542.

Александр Широкорад, публицист, военный историк, писатель

17

Партизанская Белоруссия (Часть 2)
http://postkomsg.com/upload/iblock/586/f7e/icon.jpg
О борьбе белорусских партизан в советское время написаны сотни книг и сняты десятки кинофильмов. Однако после 1991 г. ряд западных, белорусских и украинских авторов стали пытаться переписать историю войны, дискредитировать советское партизанское движение и выпятить роль военных формирований украинских, польских, белорусских, латышских и иных националистов, как входивших в состав германских сил, так и действовавших в инициативном порядке.

Несколько упрощая ситуацию, в Белоруссии в 1941—1944 гг. можно считать, что главные боевые действия (условно 80%) шли между советскими партизанами и немцами. А оставшиеся 20% — это боевые действия между советскими партизанами и бандами националистов, а также «междусобойчики» националистов, например УПА против польской Армии Крайовой (АК), латышских националистов против АК и т.д.

Я недаром пишу «и т.д.». В Белоруссии действовала куча различных бандформирований. Среди них было множество зеленых, которые просто занимались грабежом, не выдвигая политических лозунгов. Была и «Российская организация молодежи» (РОМ). «Ромовцы» пропагандировали создание «единой и неделимой матушки России». Их активно поддерживало православное духовенство. Наибольшую активность РОМ проявляла в Давид-Городокском районе.

Немцы для борьбы с советскими партизанами широко привлекали украинские, латышские, литовские, польские и иные части. Мало того, к марту 1943 г. в Белоруссии дислоцировался 8-й венгерский (!) корпус в составе 5-й, 9-й, 12-й и 23-й пехотных дивизий. Венгерский корпус активно участвовал в боях с партизанами и в карательных операциях против мирного населения.

Рассказ о партизанах начну с элементарного вопроса — а откуда они взялись? Советские историки дружно утверждали, что партизаны — это местные жители, вступившие в борьбу с оккупантами. Зато либеральные историки представляют партизан агентами НКВД.

На самом деле в Белоруссии большинство населения поддерживало советских партизан, и в личный состав их формировался из местных уроженцев.
http://postkomsg.com/_data/objects/0004/4530/img.44530.01.jpg
Однако ядро партизанских отрядов составляла партийная номенклатура, сотрудники НКВД и милиции, оказавшиеся в окружении бойцы и командиры частей Красной армии, а также личный состав истребительных батальонов.

Об истребительных батальонах следует рассказать поподробнее. Они были созданы согласно Постановлению Совнаркома от 24 июня 1941 г. за № 1738-74бсс — «О мероприятиях по борьбе с парашютными десантами и диверсантами противника в прифронтовой полосе». Общее руководство истребительными батальонами осуществлял Центральный штаб, созданный при НКВД СССР.

В истребительные батальоны брали тех, кто не подлежал мобилизации в Красную армию. Подавляющее большинство людей записывались в истребительные батальоны добровольно. Заставляли идти в истребительные батальоны в основном партийных и советских функционеров, угрожая исключением из партии и т.д.

Основной задачей истребительных батальонов была поддержка порядка в тылу совместно с частями НКВД и милицией. Бойцы истребительных батальонов ловили диверсантов, бандитов, дезертиров и паникеров. В случае прорыва частей вермахта в бреши в обороне бросали истребительные батальоны.

Подготовкой батальонов и их деятельностью занимались специальные штабы, созданные в отделах и управления НКВД районов, областей, областей, краев и республик. Командирами назначались оперативные работники органов НКВД или начальники районных отделов милиции, их заместители по политчасти, руководящие партработники.

В батальон входило от 30 до 500 человек, чаще всего 100—200. По армейскому образцу батальоны делились на взводы и роты. Бойцы истребительных батальонов были вооружены винтовками, автоматическими пистолетами, гранатами и другими видами легкого оружия.

Всего в БССР было сформировано 78 истребительных батальонов. Большинство их превратилось в партизанские отряды.

К середине июля 1941 г. на оккупированной территории БССР действовало 4 партизанских отряда, к концу июле — 35, в августе — 61, к концу года в республике насчитывалось 104 партизанских отряда, 323 организаторские и диверсионные группы общей численностью 8307 человек. Число желающих взять в руки оружие росло изо дня в день. Менее активно развивалось партизанское движение в западных областях.
http://postkomsg.com/_data/objects/0004/4530/img.44530.02.jpg
Первые партизанские отряды насчитывали 25—40 человек, состояли из двух—трех групп.

В числе первых сформированных в Белоруссии на начальном этапе войны были партизанские отряды В.3. Коржа (Пинская область), Т.П. Бумажкова (Полесская область), М.Ф. Шмырева (батьки Миная), В.Е. Лобанка (Витебская область), Ф.Г. Маркова (Вилейская область) и другие.

Так, Пинский партизанский отряд (командир В.3. Корж) 28 июня 1941 г. провел свой первый бой, напав на колонну противника. Партизаны устраивали засады на дорогах, препятствовали продвижению германских войск. Партизанский отряд «Красный Октябрь» под командованием Т.П. Бумажкова и Ф.И. Павловского в середине июля 1941 г. разгромил штаб вражеской дивизии, уничтожил 55 автомашин и броневиков, 18 мотоциклов, захватил большое количество вооружения. В августе и первой половине сентября 1941 г. белорусские партизаны провели массовое разрушение телеграфно-телефонной связи на линиях, связывающих группы армий «Центр» и «Юг». Они непрерывно нападали из засад на восстановительные команды и батальоны связи и истребляли их.

На основе отдельных партизанских отрядов с весны 1942 г. начали создаваться партизанские бригады. Обычно бригада включала 3—7 отрядов общей численностью 1000 и более человек. В Могилевской области бригады назывались полками. Руководство бригады обычно состояло из командира, комиссара, начальника штаба, заместителей командира по разведке и диверсиям, помощника командира по обеспечению и медицинской службе, помощника комиссара по комсомолу.

Для усиления оперативного руководства и эффективного выполнения боевых задач в 1942 г. из числа партизанских бригад и отрядов создавались партизанские соединения. В январе на территории Октябрьского района Полесской области была создана первая бригада — «гарнизон Ф.И. Павловского». В Витебской области в апреле начала действовать 1-я Белорусская партизанская бригада (7342 человека) и бригада «Алексея» (позже имени А.Ф. Данукалова).

На 1 августа 1942 г. на территории Белоруссии действовало 202 отряда общей численностью 20 тыс. человек. Уменьшение численности отрядов по сравнению с 1941 годом связано с укрупнением отрядов.

За время первого этапа партизанской войны (1941—1942 гг.) на территории Белоруссии действовало свыше 56 тыс. партизан, состоящих в 417 отрядах, имелось 150 тыс. партизанских резервов. На территории БССР действовало 68 радиостанций, с помощью которых 329 отрядов могли поддерживать связь с Москвой.

В течение 1941 г. партизанами было разгромлены немецкие гарнизоны в Слуцке, Красной Слободе, Любани, Богушевске, Сураже и Холопеничах. С конца 1941 г. по март 1942 г. партизанами Кличевского и смежных районов было разгромлено свыше 80 гарнизонов и полицейских участков.

17 января 1942 г. белорусскими партизанами был освобожден первый районный центр — Копаткевичи. 20 марта 1942 г. был освобожден Кличев и прилегающая территория. Постановлением Кличевского подпольного райкома партии и исполкома районного Совета депутатов трудящихся от 3 апреля 1942 г. объявлялось, что на территории Кличевского района восстановлены органы Советской власти, полностью осуществлявшие свои функции. Вместе с тем район был объявлен на военном положении.

В оперативной сводке Центрального штаба партизанского движения (ЦШПД) от 16 июня 1942 г. отмечалось, что партизаны Гомельской области восстановили Советскую власть в 103 населенных пунктах. Органы Советской власти были восстановлены и в 13 населенных пунктах Слуцкого района.
http://postkomsg.com/_data/objects/0004/4530/img.44530.03.jpg
К концу 1942 г. под контролем партизан оказались шесть зон, районов и краев.

В Белоруссии, точно так же, как и в Ленинградской, Смоленской, Калининской и других областях в начале 1942 г. стали образовываться «партизанские края и зоны». В течение зимы 1941/42 г. партизаны на оккупированных территориях СССР «освободили от оккупантов обширнейшую площадь, которая к весне 1942 г. превысила территорию Бельгии, Голландии и Дании вместе взятых. Из 184,7 тыс. кв. км территории Белоруссии, находившейся под немецко-фашистской оккупацией, к концу 1943 г. 108 тыс. кв. км, или около 60%, удерживалось и контролировалось партизанами»[1].

Партизанский край — это освобожденная партизанами от оккупантов и длительное время удерживаемая территория, где восстанавливается Советская власть и действуют ее законы.

В «Очерках истории Коммунистической партии Белоруссии» сказано: «Создание партизанских краев имело огромное значение для судеб партизанского движения. Они являлись своеобразным тылом и базой советских патриотов. Здесь накапливались силы, готовились резервы, располагались партизанские аэродромы и посадочные площадки, отсюда отряды и бригады уходили в длительные походы. На их территории находили укрытие сотни тысяч мирных жителей, спасавшихся от фашистского террора и угона на каторжные работы в Германию. Важную роль играли края и зоны партизан в боевых операциях Красной Армии, особенно во время ее наступления»[2].

Партизанская зона представляла собой территорию, которая в отличие от партизанского края партизанами постоянно не занималась. Однако на этой территории, как правило, оккупационная власть была уничтожена. Оккупанты заглядывали туда редко и появлялись в сопровождении большой охраны. Часто им приходилось занимать тот или иной населенный пункт с боем.
http://postkomsg.com/_data/objects/0004/4530/img.44530.04.jpg
О политической обстановке в партизанских зонах в декабре 1942 г. начальник Белорусского штаба партизанского движения П.З. Калинин писал: «Во многих районах Белоруссии сложилась своеобразная обстановка. Немецкие гарнизоны из сельских местностей вытеснены и находятся только в районных центрах, занимая круговую оборону и охраняя коммуникации. Налаженные немцами органы власти — волостные управы — разгромлены, гарнизоны перебиты. В этих районах полностью прекратилась поставка населением налогов. Ни хлеба, ни молока, ни мяса, ни денег население немцам не сдает»[3].

В партизанских краях и зонах восстанавливались предприятия по первичной переработке продуктов. Так, на Витебщине в Полоцко-Лепельской партизанской зоне, на территории которой насчитывалось до 1220 населенных пунктов и проживало более 80 тыс. человек, партизаны восстановили три небольшие электростанции, шесть мельниц, два скипидарно-дегтярных завода и более 150 мелких мастерских, а также печаталось шесть районных газет и большое количество листовок.

Бывший председатель Кличевского райисполкома Могилевской области, работавший в тылу врага на освобожденной партизанами территории, А. Викторчик вспоминал, как было у них организовано снабжение партизанских отрядов: «Чтобы навести порядок в снабжении партизан продовольствием, райисполком по договоренности с командирами определял каждому отряду зону для заготовки продуктов питания и фуража. Все это отпускалось в деревнях по накладным, заверенным нашей печатью»[4].

Снабжение населения в партизанском крае было организовано следующим образом. Для помощи населению партизанские отряды выделяли из своих фондов часть картофеля и зерна, отобранного в свое время у оккупантов. Были сделаны специальные талончики, на каждом из них стояла печать. Эти талончики выдавались семьям красноармейцев, партизан, беженцев, а также семьям, пострадавшим от фашистского террора. Люди получали на складах зерно, муку, картофель. Только таким образом было роздано 200 тонн зерна и муки[5].

Александр Широкорад, публицист, военный историк, писатель

18

Партизанская Белоруссия (Часть 3)
http://postkomsg.com/upload/iblock/4b7/105/icon.jpg
В январе 1942 г. войсками Калининского фронта при взаимодействии с партизанами Витебской области, в том числе отряды М.Ф. Бирюлина, М.И. Дьячкова, М.Ф. Шмырева, Я.З. Захарова и С.Т. Воронова, была проведена наступательная операция в районе стыка флангов армий групп «Центр» и «Север». В результате образовалась брешь протяженностью около 40 км. Сложившейся обстановкой немедленно воспользовался ЦК КП(б) Белоруссии, создав в марте 1942 г. Северо-Западную оперативную группу. Группа устанавливала связи с подпольными организациями и партизанскими отрядами, руководила засылкой в глубинные районы Белоруссии руководителей партизанского движения и партийного подполья, организаторских групп, отдельных отрядов, координируя их деятельность. Кроме того, группа систематически отправляла в тыл немцев оружие и боеприпасы. С февраля по сентябрь в «Суражские ворота» было переправлено 40 партизанских отрядов и эвакуировано с оккупированной части Белоруссии 200 тыс. человек. Кроме того, было переправлено 102 организаторские группы и 62 диверсионные группы. За это же время партизанам было переправлено 11 500 винтовок, 6000 автоматов, 1000 пулеметов, 500 противотанковых ружей.

В конце сентября 1942 г. немцы, сосредоточив крупные силы, закрыли брешь в своей обороне, разгадав их назначение.

Летом 1942 г. руководство ЦШПД добилось увеличения числа самолетов, выделявшихся для полетов в районы действий партизан. В снабжение партизан включилась транспортная авиация Гражданского воздушного флота, самолеты 101-го полка авиации дальнего действия и самолеты фронтовой авиации Западного, Калининского и других фронтов.

Наряду с этим по заданию ЦШПД и ЦК КП(б)Б партизаны начинают строить аэродромы, способные принимать и отправлять двухмоторные самолеты Ли-2. Первый партизанский аэродром — располагался недалеко от Зыслова, Любанский район Минской области — вступил в строй в июле. Примерно в это же время начал действовать кличевский аэродром. Началось сооружение аэродромов в Бегомльском, Ушачском и других районах Белоруссии.
http://postkomsg.com/_data/objects/0004/4807/img.44807.01.jpg
В августе 1942 г. к партизанам было переправлено 30 организаторских групп, в задачу которых входило доведение указаний о подготовке к зиме до командиров всех партизанских бригад и отрядов.

В общей сложности в 1942 г. было осуществлено 168 самолетовылетов к белорусским партизанам, при этом в тыл к немцам было доставлено 200 специалистов по ведению партизанской войны, 118 тонн боевых грузов и вывезено 180 раненых и больных.

Ну а о «рельсовой войне», которую вели белорусские партизаны, при желании можно написать многотомную монографию. Ведь через республику проходили стратегически важные железные дороги, обеспечивавшие деятельность немецкой группы армий «Центр»: Минск — Бобруйск — Гомель; Минск — Борисов — Орша — Смоленск; Дюнабург — Полоцк — Витебск — Смоленск; Орша — Могилев — Жлобин.

В первой половине 1942 г. диверсии партизан (в том числе и на железной дороге) осуществлялись с помощью подручных средств. Так крушение поездов происходило путем развинчивания и разбора рельсов специальными клиньями.

Германская железнодорожная дирекция «Центр» отмечала, что в 1942 г. было зарегистрировано: в январе-феврале — 11 нападений на железные дороги, в марте — 27, в апреле — 65, в мае — 145, в июне — 262, а с 1 по 25 июля — 304. За это время партизанами было подорвано 200 паровозов, выведено из строя 773 вагона, разрушено 13 440 м железнодорожного полотна.

Из-за недостатка в партизанских отрядах взрывчатых веществ начали работать так называемые «чертовы кухни», в которых выплавляли тол. Большое количество специалистов-подрывников и инструкторов начала поступать из-за линии фронта. В первой половине 1942 г. в партизанские отряды было направлено 33 группы специально подготовленных подрывников. В марте-сентябре 1942 г. белорусские партизаны получили 10 860 мин и 40 т взрывчатки, что позволило активизировать подрывную деятельность.
http://postkomsg.com/_data/objects/0004/4807/img.44807.02.jpg
Во время боев за Сталинград и Северный Кавказ летом 1942 г. резко активизировалась подрывная деятельность партизан на железной дороге. Это вынуждены были констатировать в своих документах и сами немцы. Так, в сводке в Берлин «О партизанских действиях в тыловых районах войск, входящих в состав группы армий “Центр”» от 5 сентября 1942 г. говорилось: «Диверсии партизан участились. Взрывы на железных дорогах привели к почти полному прекращению железнодорожного движения (например, на линии Двинск — Смоленск в отдельных местах рельсы взорваны до 40 с лишним раз на небольших участках»[1].

О состоянии железнодорожных перевозок на участке, подведомственном начальнику тыла группы армий «Центр», в этом документе говорилось: «Обстановка значительно ухудшилась. Ежедневно уничтожался подвижной состав. Взрывы носили настолько серьезный характер, что движение на отдельных перегонах прекращалось на время до 36 часов. Основными районами действий партизан были тыловой район 59 армейского корпуса и северный участок тылового района группы армий “Центр”»[2].

В сообщении отдела разведки и контрразведки командования немецкой группы «Центр» говорилось: «За период с 20 по 24 сентября 1942 г. — 55 взрывов на железной дороге. Особенно велико число взрывов на основных железнодорожных линиях, обеспечивающих подвоз снабжения с тыла. Например, 22 сентября участок Идрица — Полоцк — Смоленск был закрыт для движения в обе стороны в течение 21 часа в результате трех взрывов. Тот же участок был закрыт для движения в одном направлении еще в течение 10 часов. 23 сентября участок Минск — Орша — Смоленск был закрыт для движения в обе стороны на 28 часов и для движения в одну сторону — на 35 часов»[3].

27 сентября 1942 г. командование 4-й немецкой армии доносило в штаб группы армий «Центр»: «За отчетный период не произошло существенных изменений в деятельности партизан и в борьбе с ними немецких войск. Как и раньше, активность партизанских отрядов была высокой. Увеличилось число минирований и взрывов»[4].

Гитлер в докладе от 6 сентября 1942 г. был вынужден признать: «Действия партизанских отрядов на Востоке за последние несколько месяцев стали крайне опасными и ныне представляют серьезную угрозу нашим коммуникациям, идущим к фронту»[5].

Стоит отметить, что в «рельсовой войне» участвовали не только партизаны, но и белорусские подпольщики. Так, в Минске в июле 1943 г. подпольщики взорвали цех вагоноремонтного завода, часть депо и два паровоза. Члены подпольной комсомольской организации, возглавляемой Вильгельмом Гудовичем, уничтожили эшелон с бензином, два станка, поворотный круг с двумя локомотивами и другое оборудование.

9 июля 1943 г. начальник ЦШПД П.К. Пономаренко обратился к Сталину с предложением нанести одновременный массированный налет партизан на железную дорогу. В письме говорилось, что все необходимые материальные ресурсы для выполнения операции имеются. Операцию предлагалось провести, начиная с 25 июля[6].

Для проведения операции по уничтожению рельсов были выделены фонды боеприпасов, взрывчатки и оружия. Управление Гражданского флота выделило в распоряжение ЦШПД с 20 июля по 1 августа самолеты для переброски в партизанские бригады и отряды взрывчатых веществ, вооружения и боеприпасов.

В период проведения первого тура операции «рельсовая война» к белорусским партизанам был осуществлен 121 самолетовылет и доставлено около 120 т боевых грузов и 36 инструкторов-подрывников.
http://postkomsg.com/_data/objects/0004/4807/img.44807.03.jpg
Первый тур операции «рельсовая война» начался в ночь на 3 августа и продолжался до середины сентября 1943 г. С 19 сентября был проведен второй этап «рельсовой войны» под кодовым названием «Концерт».

Масштабы операции более понятны на конкретных примерах. Вот число уничтоженных рельсов на участках: Полоцк — Молодечно — 21 243; Могилев — Жлобин — 15 074; Могилев — Кричев — 9102; Орша — Минск — 11 648; Кричев — Унеча — 12 204; Минск — Бобруйск — 19 019; Лунинец — Калинковичи — 41 781; Гомель — Калинковичи — 7 982[8].

Операции по уничтожению рельсов проводились одновременно с другими диверсиями на железных дорогах. Так, только белорусские партизаны за 1943 г. пустили под откос 6236 эшелонов, в том числе 19 бронепоездов, разрушили 4875 паровозов и 44 156 вагонов, платформ и цистерн, взорвали 462 железнодорожных моста и разгромили 22 станции.

В августовском месячном отчете (1943 г.) командир корпуса немецких охранных войск группы армий «Центр» докладывал: «…6684 взрыва за первые две ночи. Только за один месяц число взрывов рельсов увеличилось в тридцать раз и к концу августа достигло 20 101 случая по сравнению с 470 взрывами в июне и 771 взрывом в июле. Число столкновений, боев и налетов на войска возросло с 567 в июне и 830 в июле до 1102 в августе, т.е. почти удвоилось за два месяца, 149 актов диверсий на хозяйственных предприятиях за август по сравнению с 109 в июле и 69 в июне, 105 повреждений телефонных проводов за августа месяц по сравнению с 70 в июле, 22 выявленных случая убийств бургомистров в августе по сравнению с 9 случаями в июле»[9].

Далее в донесении говорилось, что распространились акты диверсий на электростанциях (например, в Гомеле и Пропойске), водокачках и водонапорных башнях железных дорог, на мельницах, в полочных хозяйствах, на фабриках и заводах. В донесении подчеркивалось: «Акты диверсий предпринимались чрезвычайно дерзко»[10].

Большой урон противнику причиняли диверсии по взрыву железнодорожных мостов, несмотря на все меры противника по защите стратегических важных объектов.

В ночь на 3 ноября 1942 г. группа партизанских отрядов Минской и Полесской областей разрушила 132-метровый мост через реку Птичь на магистрали Брест — Гомель. 7 марта 1943 г. были взорваны две фермы моста через реку Десну между Гомелем и Брянском. Целую неделю очень важный участок дороги бездействовал. 22 апреля 1943 г. взлетела на воздух ферма моста на железной дороге Кричев — Унеча, прервав железнодорожное сообщение на этом участке на 10 суток.

Чаще всего партизаны использовали маломощные мины. Чтобы разбить рельс, достаточно 200 г литого тротила, если шашка наложена открыто, и 60 г при засыпке шашки грунтом. На разрыве колесо сходит с пути, и поезд заваливается под откос.
http://postkomsg.com/_data/objects/0004/4807/img.44807.04.jpg
При взрыве 200-граммовых и 100-граммовых толовых шашек рельсы не уничтожались, из них выбивался кусок длиной 25—35 см. Немцы опиливали рельсы и сваривали их термитом. Имели место и накладки стальных мостков длиной 80 см и весом около 20 кг. Их опускали на поврежденные рельсы и пропускали по ним поезда.

Для защиты от мин мгновенного действия немцы стали пускать перед локомотивами несколько платформ с запасом шпал и рельсов. При взрыве под откос шла платформа.

В ответ партизаны применили простейший счетчик кратности. Над миной закрепляется веточка. Колесные оси ее колеблют. Храповик крутит счетчик качаний. Взрыв происходит на нужном числе качаний — не под платформой, а под локомотивом или одним из вагонов.

Мины мгновенного и замедленного действия партизаны устанавливали на участках перегона, наиболее выгодных для производства крушений: на насыпях, в выемках, на закруглениях и спусках, то есть в тех местах, где помимо ликвидации последствий крушения требовались трудоемкие восстановительные работы.

В некоторых случаях (после взрыва моста, в связи с прекращением движения), уменьшалась охрана на перегонах. Поэтому партизанам можно было безопаснее и надежнее установить мины МЗД с большими сроками замедления, чтобы они начали действовать после завершения восстановительных работ.

Согласно инструкциям Центрального штаба партизанского движения партизаны при установке мин руководствовались следующими правилами:

Расчетное расстояние между двумя соседними минами МЗД должно быть не менее 200 метров, дабы избежать взрыва соседней мины от сотрясения при взрыве первой и чтобы затруднить обнаружение ее противником.

Запрещалось устанавливать на противоположных концах минного поля мины МЗД с одинаковыми сроками замедления, так как противник мог определить протяжение минного поля.

Взрыв одной мины должен был происходить не ранее 5 суток с момента установки последней мины, чтобы за это время по естественным причинам (дождь, ветер, снег) устранились демаскирующие признаки.
http://postkomsg.com/_data/objects/0004/4807/img.44807.05.jpg
По опыту проведенных партизанами диверсионных актов было определено, что в среднем одно крушение поезда на железной дороге задерживает движение на 8—12 часов. Чтобы закрыть движение на однопутном участке, достаточно было двух-трех крушений в сутки при условии, что они будут происходить на одном или соседнем перегонах. Тогда между двумя последующими взрывами не могло пройти большое количество поездов. Если же крушения производились даже в разное время, но на различных перегонах, то большего сокращения движения не происходило ввиду того, что поезда, находившиеся на станциях и перегонах между пунктами крушений, протаскивались противником вперед после ликвидации крушения, и суммарная задержка составляла 8—12 часов, а за оставшиеся 12—16 часов пропускались через участок все остановленные поезда.

В случае трех крушений в сутки на одном или на двух-трех смежных перегонах противник не мог пропустить ни одного поезда, пока не ликвидировал последствия всех крушений, и, следовательно, участок был полностью закрыт.

Для полного закрытия движения на двухпутных участках количество крушений в сутки должно было быть не менее двух на каждом пути. Исходя из этого, можно посчитать, что на однопутном участке для полного закрытия движения на 10 дней требовалось 20—30 минут и на месяц 50–80 минут с возрастающими сроками замедления.

«Рельсовая война» в Белоруссии привела к снижению объема германских военных перевозок в 1943 г. на 40%.

[1] Архив Министерства обороны СССР. Ф. 6598. Переводы трофейных документов. Инв. № 105. Л. 175.

[2] Там же. Л. 176.

[3] Там же. Л. 32.

[4] Там же. Л. 32.

[5] Цит. по: Диксон Ч.О., Гейльбрунн О. Коммунистические партизанские действия. М.: Издательство иностранной литературы, 1957. С. 79.

[6] Центральный партийный архив Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС. Ф. 69. Оп. 1. Д. 15 (1943 г.). Л. 151—154.

[7] Там же. Д. 775. Л. 2.

[8] Там же. Д. 775. Л. 3.

[9] Архив Министерства обороны СССР. Ф. 32. Оп. 11302. Д. 145. Л. 280.

[10] Там же. Л. 281.
Александр Широкорад, публицист, военный историк, писатель

19

Партизанская Белоруссия (Часть 4)
http://postkomsg.com/upload/iblock/088/1ea/icon.jpg
http://postkomsg.com/_data/objects/0004/5767/img.45767.01.jpg
Из-за «рельсовой войны» оккупанты были вынуждены привлечь крупные дополнительные силы для охраны железных дорог. Разъезды стали охраняться гарнизонами до 150 человек. В районах активных действий партизан создавались заставы, которые располагались в нескольких километрах друг от друга, а в ночное время через каждые 200—300 м были расставлены посты по 2—3 человека. Кроме того, участки между заставами контролировались подвижными группами солдат и полицейских.

Для борьбы с партизанами немцы буквально со всей Европы собрали различные бронедрезины и броневагоны. На железнодорожные колеи ставили бронеавтомобили и танки, оснащенных вагонными колесами с бандажами. Так, против партизан действовали десятки французских трофейных бронеавтомобилей «Панар» 38(f), вооруженных 20-мм пушками. Замену колес производили всего за 15—20 минут.
20 октября 1943 г. Гитлеру были продемонстрированы танки PzKpfw III Ausf N, приспособленные для езды по рельсам с помощью 4 колес. Скорость танка по железной дороге достигала 100 км/ч. Танк был специально переделан для охраны железных дорог от партизан.

11 ноября 1942 г. вышла специальная директива штаба сухопутных войск с наставлением по действию бронепоездов против партизан.

Против партизан действовали десятки импровизированных германских бронепоездов. На большинстве из них на платформах стояли танки, которые могли вести огонь с железнодорожной платформы, а при необходимости по специальным приспособлениям спускаться на грунт и действовать как обычные танки. Обычно в таких случаях использовались трофейные французские танки.

В августе 1943 г. командование группы армий «Центр» сняло с фронта и отправило против партизан 4 тяжелых бронепоезда № 66, 67, 68 и 72.

С большими трудностями столкнулись немцы при обеспечении железных дорог рабочей силой — ни русские, ни белорусы не желали на них работать. В донесении железнодорожной дирекции группы армий «Центр» о действиях партизан говорилось: «В районах, находящихся под влиянием партизан, невозможно завербовать местных рабочих и служащих»[1].

Поэтому к ремонту железных дорог часто приходилось привлекать воинские подразделения.

Проблемы были как с рельсами, так и со шпалами. По данным железнодорожной дирекции германской группы армий «Центр» до июля 1942 г. в результате деятельности партизан оккупанты теряли ежемесячно 270 тыс. штук шпал.

В приложении к докладу Главной железнодорожной дирекции группы армий «Центр» от 28 июля 1942 г. сообщалось, что в Белоруссии полностью уничтожено 9 лесопильных заводов. При сожжении лесопильного завода в Исавичах партизаны уничтожили 7 тыс. шпал. А всего в тыловых районах группы армий «Центр» к середине 1942 г. уничтожено 13 лесопильных заводов, в том числе и самый крупный завод на реке Березине в Борисове. В этом же документе говорилось, что в районе Минска на складах находится 30 тыс. готовых шпал, которые не могут быть вывезены из-за деятельности партизан. «Транспортировка леса по сплавным рекам и по дорогам из-за активных действий противника приостановлена на 90%», — констатировала Главная железнодорожная дирекция группы армий «Центр».
http://postkomsg.com/_data/objects/0004/5767/img.45767.02.jpg
Следует заметить, что на фоне грандиознейших успехов в «рельсовой войне» остались незамеченными успехи белорусских партизан на речных коммуникациях противника. Между тем и на реках немцам приходилось несладко. Так, в начале сентября 1941 г. группа диверсантов под командованием Михаила Алексеевича Головина совместно с петриковским партизанским отрядом Полесской области уничтожила большой товаро-пассажирский пароход на реке Припяти с грузом бензина и другого военного имущества. Партизаны организовали на берегу засаду и бронебойными и зажигательными пулями обстреляли пароход, вызвав на нем пожар. Огонь уничтожил весь груз, погибла и вся команда. Проходивший мимо вражеский катер также был уничтожен[2].

12 октября 1942 г. Западный штаб партизанского движения сообщал, что в результате деятельности партизан по Днепру между Шкловом и Могилевым движения не было и в августе, и в сентябре 1942 г.[3].

В первых числах апреля 1942 г. соединения партизанских отрядов под командованием С.А. Ковпака, А.Ф. Федорова и Я.И. Мельника провели совместную операцию по уничтожению судов речной флотилии на Припяти. В результате было уничтожено: три парохода, восемь бронекатеров, одна моторная лодка и пять барж[4].

Белорусские партизаны из Пинского партизанского соединения в первой половине 1943 г. вывели из строя 5 шлюзов на Днепровско-Бугском канале. В результате канал на протяжении 120 км не работал, а 130 судов стали трофеями партизан[5].

Белорусский партизаны регулярно срывали поставки продовольствия в Рейх. До войны и в ходе нее критика колхозной системы СССР была любимым коньком геббельсовской пропаганды. Однако, оккупировав Белоруссию, Гитлер оказался поборником колхозов. Он дал установку «бороться самыми жестокими мерами» со всякой попыткой ликвидировать крупные сельскохозяйственные предприятия, потому что «при системе разделения на несколько мелких крестьянских хозяйств немецкое влияние на производство сводится к утопии»[6].

В секретной инструкции «Принципы ведения хозяйства на Востоке», изданной германским командованием в августе 1941 г., говорилось, что «сохранение колхозной системы необходимо пока для того, чтобы предотвратить перебои в снабжении немецкой армии и хозяйства за счет русских просторов»[7].

Выход на работу для крестьян был обязательным. За отказ от работы следовало строгое наказание вплоть до расстрела. Вся продукция «общинных хозяйств», «государственных имений» и «опорных пунктов» подлежала изъятию.

Зато после окончания войны немцы обещали крестьянам передать землю в личное пользование. Когда задавался вопрос, почему передача земли в частную собственность откладывается на неопределенный срок, то в соответствии с директивами «Коричневой папки» германские власти объясняли населению это тем, что надо подождать «бойцов с фронта, которые в первую очередь имеют право на наделение имущественными объектами в восточных областях и без которых использование восточного края с новым слоем предпринимателей из лучших, самых заслуженных немецких сил, не может быть проведено»[8].

В итоге оккупанты фактически превратили бывшие колхозы в своеобразную форму военно-крепостнического хозяйства («общинное хозяйство»), а крестьян — в бесправных батраков с единственным правом трудиться под непосредственным военно-полицейским контролем фашистских надсмотрщиков и колонистов.
http://postkomsg.com/_data/objects/0004/5767/img.45767.03.jpg
Однако и тут в планы немцев вмешались партизаны. Так, партизанский отряд Краснослободского района Минской области под командованием М.И. Жуковского уже в июле 1941 г. захватил райцентр город Слуцк, разгромил германскую комендатуру и другие органы управления и роздал населению зерно, муку с мельницы и продукты питания из продовольственных складов.

В 1941 г. один только партизанский отряд Кличевского района Могилевской области (командир И.З. Изох, комиссар Я.И. Заяц) разгромил 55 сельских управ и полицейских гарнизонов, возвратил населению 220 тонн отобранного у него немцами зерна, предназначенного к отправке в Германию.

Под контролем советских партизан в Мозырском районе БССР летом 1941 г. весь урожай населением был убран, обмолочен и распределен между колхозниками.

С начала боевых действий по 7 октября 1942 г. партизаны бригады, возглавляемой Героем Советского Союза Ф.И. Павловским, действовавшей в Полесской области, уничтожили три спиртозавода, два маслозавода, захватили 14 складов с продовольствием и одеждой, уничтожили и раздали населению 2300 т зерна, отбитого у врага, и 1750 голов скота.

12 января 1942 г. из райцентра Копаткевичи по приказу военного коменданта города Бобруйска был отправлен обоз — 75 подвод и одна автомашина с хлебом. Партизаны окружили обоз, перебили часть охранявших его полицейских, а остальных отпустили по домам. Весь хлеб был роздан местному населению.

В мае 1942 г. в городе Городке Витебской области группа партизан под командованием Михайлова и Иванова взорвали нефтебазу и склады с зерном. При этом было уничтожено более 1000 тонн зерна, а на нефтебазе сгорело около 700 тонн бензина.

В 1944 г. перед партизанами Белоруссии встала новая задача — помешать отступающему противнику превратить оставляемую им территорию в пустыню. ЦК Компартии Белоруссии, штабы партизанского движения и подпольные обкомы разработали специальные мероприятия по спасению населения. Только в лесах южной пригородной зоны Минска под защитой партизан укрылись более 5 тысяч семей. По всей территории республики расширяется сеть лесных лагерей для мирных жителей, охрану которых несли более 80 тысяч партизан.

Немцы не оставляли попыток ликвидировать партизанские края и зоны. В апреле против 17-тысячного соединения Ушачско-Лепельской зоны (командир В.Е Лобанок) германское командование бросило 60 тыс. солдат и офицеров. 25 суток партизаны отражали атаки противника, а в ночь на 4 мая соединение прорвало блокаду врага, выведя при этом 15 тыс. мирных жителей. Важную роль в провале карательной операции сыграла помощь 3-го Белорусского фронта. В марте-апреле партизанам было доставлено 215 тонн боеприпасов, вывезено 1500 раненых.
http://postkomsg.com/_data/objects/0004/5767/img.45767.04.jpg
К лету 1944 г. на оккупированной территории сражались 150 бригад и 49 отдельных отрядов общей численностью 143 тыс. человек. Партизаны контролировали значительные территории. Они были полными хозяевами в Октябрьском, Копаткевичском, Житковитчском, Любанском, Старобинском,Ганцевичском, Кличевском, Бегомльском,Ушачском, Суражском, Меховском районах.

К концу 1943 г. свыше половины территории Белоруссии находилось под контролем партизан. Они очистили от оккупантов тысячи сел и деревень, 20 районных центров. Там были восстановлены органы советской власти, действовали советские законы и порядки.

31 мая началась подготовка к операции «Багратион». Ее особенностью было то, что действия четырех фронтов тесно координировались с действиями партизан. В июне — начале июля партизаны взорвали более 60 тыс. рельсов и пустили под откос десятки эшелонов с живой силой и техникой противника.

По свидетельству начальника транспортного управления группы армий «Центр» полковника Г.Теске эта операция вызвала «полную остановку железнодорожного движения на всех важных коммуникациях, ведущих к участкам прорыва». Бригады им. Александра Невского, им. Пархоменко, им. Чкалова, им. Ворошилова, им. Сталина, «Буревестник», «Беларусь» за несколько дней до подхода Красной Армии освободили районные центры Старобин, Копыль, Красную Слободу, Узду, Руденск. Бригады им. Фрунзе, им. Рокоссовского, им. Суворова освободили Слуцк, Греск и Дзержинск. Отряд им. Богдана Хмельницкого очистил от противника южную часть Беловержской пущи. Пинское соединение совместно с частями 61-й армии взяли Пинск, а затем Кобрин и Брест. Партизаны построили для наступающих войск 312 мостов и переправ. На Березине бригада «Железняк» до подхода 35-й гвардейской танковой бригады удерживала плацдарм шириной 17 км.

После освобождения Белоруссии десятки тысяч партизан влились в ряды Красной армии.

На территории БССР за время войны действовало около 40 партизанских соединений.
http://postkomsg.com/_data/objects/0004/5767/img.45767.05.jpg
С июня 1941 г. по июль 1944 г. партизаны Белоруссии вывели из строя около 500 тысяч военнослужащих оккупационных войск и марионеточных формирований, чиновников оккупационной администрации, вооруженных колонистов и пособников (из них 125 тыс. человек — безвозвратные потери), подорвали и пустили под откос 11 128 вражеских эшелонов и 34 бронепоезда, разгромили 29 железнодорожных станций и 948 вражеских штабов и гарнизонов, взорвали, сожгли и разрушили 819 железнодорожных и 4 710 других мостов, перебили более 300 тыс. рельсов, разрушили свыше 7 300 км телефонно-телеграфной линии связи, сбили и сожгли на аэродромах 305 самолетов, подбили 1 355 танков и бронемашин, уничтожили 438 орудий разного калибра, подорвали и уничтожили 18 700 автомашин, уничтожили 939 военных складов. За тот же период партизаны Белоруссии взяли следующие трофеи: орудий — 85, минометов — 278, пулеметов — 1 874, винтовок и автоматов — 20 917. Общие безвозвратные потери белорусских партизан в 1941—1944 гг., по неполным данным, составили 45 тысяч человек.

За участие в антифашистской борьбе в подполье и партизанских отрядах на территории БССР советскими правительственными наградами были награждены более 120 тыс. человек, звание Героя Советского Союза получили 87 человек.

[1] «Совершенно секретно! Только для командования!». Документы и материалы. М.: Наука, 1967. С. 407.

[2] Центральный партийный архив Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС. Ф. 69. Оп. 1. Д. 51. Л. 15.

[3] Архив Министерства обороны СССР. Ф. 208. Оп. 2511. Д. 1402. Л. 93.

[4] Партийный архив Института истории партии ЦК КПУ. Ф. 62. Оп. 1. Д. 1. Л. 70.

[5] История Великой Отечественной войны Советского Союза 1941—1945 гг. Т. 3. М.: Воениздат, 1961. С. 466.

[6] Архив Министерства обороны СССР. Ф. 243. Оп. 2914. Д. 272. л. 171.

[7] Нюренбергский процесс. Т. 1. М.: Госюриздат, 1955. С. 805.

[8] Партийный архив Института истории партии ЦК КПУ. Ф. 166. Оп. 3. Д. 141. Л. 47—48.

[url=http://postkomsg.com/history/198485/]Александр Широкорад,
публицист, военный историк, писатель[/url]

20


Вы здесь » Новогрудок 323 » Великая Отечественная Война & Русское Оружие » Великая Отечественная Война. Подвиг Советского Народа


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC