Новогрудок 323

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Новогрудок 323 » Великая Отечественная Война & Русское Оружие » Великая Отечественная Война. Подвиг Советского Народа


Великая Отечественная Война. Подвиг Советского Народа

Сообщений 41 страница 50 из 65

1

22 июня 1941 года фашистская Германия без объявления войны напала на Советский Союз.
Так началась Великая Отечественная война советского народа против немецко-фашистских захватчиков. Вечная память тем, кто отдал свою жизнь за свободу и независимость нашей Родины.
Ваш подвиг в нашей памяти на века. Никто не забыт, ничто не забыто.

http://cs614817.vk.me/v614817094/f2a6/wL2zb-6m-aQ.jpg

41

ГЕРОИ ТВОИ ЛЕНИНГРАД
ПОМОЩЬ БРАТСКОЙ ЮГОСЛАВИИ

http://cs623618.vk.me/v623618964/27695/efs3Ai0lkjA.jpg

http://cs623618.vk.me/v623618964/2769f/UsPw-dAPxEk.jpg
Евгений Илларионович Горелик (1921—2006) — участник Великой Отечественной войны, штурман эскадрильи 251-го гвардейского бомбардировочного авиационного полка 15-й гвардейской бомбардировочной авиационной дивизии 4-го гвардейского бомбардировочного авиационного корпуса 18-й воздушной армии, гвардии старший лейтенант. Герой Советского Союза.

Родился 27 ноября 1921 года в городе Одесса в семье рабочего. Русский.
Образование среднее.
В Красную Армию был призван в армию в 1940 году. В 1941 году окончил Харьковскую военную авиационную школу стрелков-бомбардировщиков и был направлен в действующую армию на Волховский фронт.
С января по конец марта 1942 года участвовал в Любанской наступательной операции против Новгородской группировки противника. Старшина Е. И. Горелик на Волховском фронте совершил 36 боевых вылетов, из них большинство — ночных. В апреле 1942 года его полк был отправлен в тыл на переформирование. В мае 1942 года Горелик был переведен в запасной авиационный полк, находившийся в Астрахани. Член ВКП(б)/КПСС с 1943 года.
С сентября 1944 года сражался в составе 18-й воздушной армии, в которую была преобразована Авиация дальнего действия. Участвовал на 3-м Украинском фронте в Венской стратегической наступательной операции (16 марта — 15 апреля 1945 года), в том числе в освобождении венгерских городов Веспрем, Папа, Сомбатхей, Шопрон, австрийского города Винер-Нойштадт. В интересах 1-го Украинского фронта наносил бомбардировочные удары по окруженной вражеской группировке в районе города Бреслау (Вроцлав, Польша), чем способствовал наземным войскам во взятии города.
К 23 января 1945 года Евгений Горелик совершил 303 боевых вылета, из них 36 боевых вылетов на самолете Р-Z в системе Военно-Воздушных Сил и 267 боевых вылетов на самолете «Б-25» в системе Авиации дальнего действия, в том числе 36 боевых вылетов на специальное задание командования в интересах Народно-Освободительной Армии Югославии. В воздушном бою сбил 1 самолет противника.
После окончания войны продолжал службу в Дальней Авиации Военно-Воздушных Сил Советской Армии. С 1955 года полковник Е. И. Горелик — в запасе. Получил диплом строителя. Жил в Одессе, работал инженером в строительных организациях города.
Умер 2 января 2006 года
Награды
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 29 июня 1945 года за мужество и героизм, проявленные при нанесении штурмовых ударов по врагу, Горелику Евгению Илларионовичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 7709).
Награжден орденом Ленина, двумя орденами Красного Знамени, орденами Отечественной войны 1-й степени и Красной Звезды, медалями СССР, а также югославским орденом «Партизанская звезда» 1-й степени.
Память
На доме, где жил Е. И. Горелик (улица Солнечная, 16) — установлена мемориальная доска

42

70 УБИТЫХ НЕМЦЕВ 10 ПЛЕННЫХ
И ТРИ ЯЗЫКА ЗА ЯНВАРЬ
11 апреля 1944 года погиб в бою

http://cs623618.vk.me/v623618964/276b9/TJW0COQLvI8.jpg

Шарыпов Абрам Григорьевич - стрелок 247-го стрелкового полка (37-я стрелковая дивизия, 22-я армия, 2-й Прибалтийский фронт), ефрейтор.
Родился 1 сентября 1900 года в селе Спицыно ныне Шатровского района Курганской области. Окончил 4 класса. В годы Гражданской войны боролся за Советскую власть, был в партизанском отряде, позднее в рядах Красной Армии воевал на Восточном и Южном фронтах.
В 1922 году вернулся на родину, несколько лет работал в своем хозяйстве. В 1928 году был одним из организаторов сельскохозяйственной коммуны "1 Мая", а через год возглавил ее. Член ВКП(б) с 1929 года. В 1930-е годы работал председателем Спицынского сельсовета, а в предвоенные годы был председателем колхоза "Красное знамя".
В августе 1941 года Шарыпова призвали в армию. Он участвовал в боях с немецко-фашистскими захватчиками на Карельском, Северо-Западном и 2-м Прибалтийском фронтах. Весь боевой путь прошел в составе 247-го стрелкового полка 37-й стрелковой дивизии. В 1943 году за подвиги в боях награжден орденом Красного Знамени. Особо отличился в наступательных боях января 1944 года. Полк, в котором служил ефрейтор Шарыпов, должен был перерезать железнодорожную магистраль на перегоне Новосокольники - Дно.

13 января 1944 года в бою у деревни Сопки (Великолукский район Псковской области), обойдя огневые точки врага, забросал гранатами и уничтожил три вражеских дзота, мешавших продвижению батальона. 14 января во время разведки в тылу врага забросал гранатами вражескую батарею и захватил в плен офицера, давшего ценные сведения. 15 января в ходе атаки опорного пункта у деревни Слободка (Новосокольнический район Псковская область) лег на заграждения из колючей проволоки и предложил солдатам своего подразделения преодолеть их по своему телу. Затем перебрался сам, догнал товарищей и, ворвавшись во вражескую траншею, вступил в рукопашную схватку.

18 января противник предпринял яростную атаку, поддержанную танками. Ефрейтор Шарыпов, оказавшись один на один против группы атакующих немцев, бился с гитлеровцами до последнего. Когда бой закончился, перед его позицией лежало 18 вражеских трупов. Всего же в январских боях им было уничтожено свыше 70 вражеских солдат и офицеров, захвачено 10 пленных, не считая трех "языков", доставленных из вражеского тыла. Оценивая его вклад, командир полка писал в наградном листе: "Товарищ Шарыпов своими подвигами обеспечил успешные действия первого батальона полка, выполняющего боевую задачу: перерезать железную дорогу Новосокольники-Дно".

Пока по инстанциям ходили наградные документы, наступление продолжалось. 11 апреля 1944 года Шарыпов Абрам Григорьевич погиб в бою. Похоронен в братской могиле в деревне Сигорицы Островского района Псковской области.
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 4 июня 1944 года ефрейтору Шарыпову Абраму Григорьевичу присвоено звание Героя Советского Союза.

43


СМЕРТЬ В ДУЭЛИ С ФОККЕРОМ
ПИСЬМО НА ДНЕ ЧЕМОДАНА
12 апреля 1943 года погиб лучший стрелок-радист полка

http://cs7055.vk.me/c540101/v540101964/40ca7/sgLjwUjF3Xo.jpg

Леонид Курьин. На аэродроме Красногвардейск воздушные разведчики Ленинградского фронта обнаружили до 70 вражеских самолётов - истребителей, преимущественно типа FW-190. На следующий день группа пикирующих бомбардировщиков Пе-2 и две группы штурмовиков Ил-2 нанесли по нему удар.
Уже над линией фронта в небе показались "Фокке - Вульфы" и атаковали наших истребителей прикрытия. Ведущий группы бомбардировщиков майор И.Ф.Кованев приказал сомкнуть строй и отбивать атаки немецких истребителей, а сам продолжал вести группу к цели. Один "Фоккер", особенно рьяно рвавшийся к самолёту ведущего, был сбит меткой пулемётной очередью стрелка - радиста младшего лейтенанта Л.В.Курьина. Это была его 5-я победа.
Сбросив бомбы на стоянки самолётов и на взлётную полосу, наши бомбардировщики взяли курс на базу. Но обратный путь оказался ещё труднее. Самолёт Кованева подвергся новым атакам вражеских истребителей. Штурман эскадрильи майор Ф.С.Юрченко и младший лейтенант Курьин были ранены, правый мотор заглох. Майору Кованеву всё же удалось оторваться от преследования. С трудом посадил он повреждённый бомбардировщик на аэродром. Леонид Курьин лежал в кабине на полу, сжимая рукой рану. Через 40 минут он умер от потери крови.
Младшего лейтенанта Л.В.Курьина похоронили на краю аэродрома. А на следующий день многие механики, мотористы, оружейники подали рапорт с просьбой заменить погибшего товарища..."
( Из книги И.Иноземцева: "Под крылом - Ленинград" )

Если, возвращаясь из боя, самолёт заходил на посадку не сделав над аэродромом положенного круга, можно было не сомневаться, что случилась какая - то беда: или лётчик ранен, или машина подбита. На этот раз и гадать не пришлось - за правым мотором тянулся дымок, и лопасти винта, будто нехотя, вращались только от встречного ветра.

Посадить бомбардировщик на одном моторе, когда его всё время разворачивает, не так просто. Одно лишь успокаивало - за штурвалом сидел командир эскадрильи Майор Кованев, которому случалось бывать и не в таких переплетах. Это он Декабрьской ночью 1941 года из - за пурги и испортившегося компаса сел рядом с деревней, занятой, как оказалось, немцами. Отстреливаясь, успел вскочить обратно в кабину - и поминай как звали.

Летал Кованев мастерски. Но когда подбитый бомбардировщик начал приближаться к земле, все напряжённо подались вперед. Командир полка Колокольцев даже руки приподнял, словно не Кованев, а сам он должен был совершить эту нелёгкую посадку.

Едва машина замерла, из неё не вышел, а скорее вывалился Кованев. Не дожидаясь, когда подбегут бросившиеся к самолёту люди, он крикнул: - Врача ! Оба ранены...

На Кованеве лица не было. Он как - то сразу осунулся, даже постарел. Не верилось, что это тот самый Кованев, который какой - нибудь час назад, не больше, вот здесь же, на этом самом аэродроме, стоял перед Генералом бравый, подтянутый. Выслушав боевую задачу, он коротко сказал: - Ясно, товарищ Генерал...

Задача и в самом деле была совершенно ясной. Но зато и столь же тяжёлой. Не зря же ради того, чтобы поставить её Майору Кованеву, на аэродром прибыл заместитель командующего 13-й Воздушной армией !

Блокада была уже прорвана, но обстрелы города продолжались. Линия фронта проходила в нескольких километрах от Кировского завода.

Весной 1943 года, чтобы прикрыть с воздуха свою тяжёлую артиллерию, немцы стянули поближе к линии фронта значительное количество истребителей. Основная их часть - до 70 самолётов, главным образом новейших истребителей "Фокке - Вульф - 190", - разместилась на Гатчинском аэродроме. Апрель с его распутицей не давал возможности пользоваться ещё не просохшими полевыми аэродромами, а в Гатчине была бетонированная полоса. Вот и слетелись сюда немецкие истребители. Едва наши воздушные разведчики обнаружили это, поступил приказ атаковать этот аэродром.

Самая тяжёлая роль отводилась группе Кованева. Она должна была появиться над аэродромом самой первой, чтобы бомбами разворотить бетонированную полосу и приковать вражеские самолёты к земле. Следом за ней летели штурмовики.

Немецкие истребители встретили группу Кованева у линии фронта. К цели пришлось пробиваться с боем. Кованев всё же выполнил задачу - отбомбился. Но вражеские истребители не отвязались от наших бомбардировщиков и на обратном маршруте. Атака следовала за атакой. На аэродроме знали об этом ещё до возвращения Кованева. Улучив минуту, когда можно было снять руки с пулемёта, стрелок - радист командирской машины Курьин передал на командный пункт, что группа ведёт тяжёлый бой.

А сейчас Леонид Курьин лежал без сознания. На вторые носилки уложили штурмана Фёдора Юрченко. Он отвёл глаза в сторону, словно испытывал неловкость за свои окровавленные руки, прижатые к ране на животе. Каких - нибудь 10 - 15 минут назад он не думал о ней. Боль чувствовал, чувствовал даже, как повыше ремня, будто пузырь, вздувается от крови гимнастёрка, но думал только об упрямо наседавших "Фоккерах". Лишь у самого Ленинграда, когда немецкие истребители отвязались, Юрченко оставил пулемёт и зажал рану.

Радист Леонид Курьин тоже стрелял до последнего. Кованев видел, как от его пулемётной очереди загорелся "Фокке - Вульф". Теперь Курьин лежал с закрытыми глазами. Так же, как и штурман, он попытался зажать рану в левом боку, но она была так велика, что ладонь не закрывала её.

Курьин пришёл в себя лишь на несколько мгновений. С трудом открыл глаза, попробовал даже приподняться, но не смог. Несколько раз глотнул воздух, как глотает воду человек, исстрадавшийся от жажды, и тихо сказал:
- Крепко дрались... Повоевали, ленинградцы не забудут...

Это были последние слова Младшего лейтенанта Курьина.
Штурмана Фёдора Юрченко отвезли в Ленинград в госпиталь, стрелка - радиста Леонида Курьина похоронили близ аэродрома. Всё было, как и положено в таких случаях, - траурный митинг, воинские почести. И только в деревенском доме, где вместе с друзьями квартировал Курьин, всё оставалось так, словно Леонид вот - вот должен был прийти сюда. Никто не прикасался к его аккуратно заправленной койке. Лишь достали из - под неё потёртый чемодан, чтобы отправить родственникам Леонида его немудреные фронтовые пожитки. Когда стали разбирать их, на самом дне чемодана обнаружили голубой конверт с надписью:
"Прошу в случае моей смерти отправить это письмо по адресу: Ивановская область, г. Тейково, 1-я Пролетарская ул., дом 1, Харитоновой Софье Васильевне".

Товарищи Курьина переглянулись: чужие письма не вскрывают. Но это было необычное письмо. Как отправить его, не зная, что в нём ? Может быть, оно написано под влиянием минутной слабости ? На Курьина, правда, это не похоже. О том, что Софья - сестра Леонида, знали многие. Он часто получал от неё письма и часто писал ей. Чаще, чем матери.

- У матери сейчас семейство громоздкое, - сказал однажды Леонид, - целый район.

Бывшая отбельщица Тейконской текстильной фабрики Вера Ильинична Курьина, посланная партией на село, так и осталась там. Её избрали депутатом областного Совета, выдвинули на ответственную работу председателя райисполкома. Забот у неё стало действительно выше головы. Даже детей пришлось оставить в Тейкове на попечении бабушки. Потому, наверное, Леонид привык больше делиться своими мыслями с сестрой, чем с матерью.

С молчаливого согласия всех, кто был в комнате, голубой конверт вскрыли. В нём лежало два листка, исписанных убористым почерком. Неловкость, которую испытывали друзья Леонида, вторгаясь в его тайну, тут же прошла. Никакой тайны в письме не было. Адресованное сестре, оно относилось не только к ней:

"Добрый день, Соня ! Шлю я тебе свой последний привет и желаю тебе и твоим детям светлой, радостной жизни.

Соня, дорогая моя сестричка, как бы мне хотелось очень много рассказать тебе в этих строках моего последнего письма, поделиться с тобой в последний раз моими мыслями. Вот уже 10 месяцев, как идёт Отечественная война, и за эти грозные дни в борьбе за нашу любимую Родину я честно пронёс знамя Ленинского комсомола, я испытывал счастье победы, и от этого мне становится радостно...

Соня, я много думал о смерти: страшна она или нет. Нет, она не страшна во имя Родины, во имя грядущих светлых дней...

Я иду по стопам моего отца, который погиб в борьбе с белополяками в 1919 году. Я сохранил его традицию: он дрался за мою жизнь, я дерусь за жизнь твоих детей. Это - обо мне.

Соня, как бы хотелось побывать дома, хоть бы один денёк ! Посмотреть на вас всех, какие вы стали ! Кто постарел, кто возмужал. Ты вышла замуж. Жаль, меня дома нет, я бы тоже, наверное, женился. Как думаешь, а ?

Не знаю, что сейчас делается у вас. Я знаю, что трудно, но это нужно пережить, перенести во что бы то ни стало. И я думаю, что ты не спасуешь перед трудностями.

Целуй за меня всех Галаниных: Лилю, Лиду, Вадю, Риту. Передай привет Косте, Саше, и пусть они живут дружно. Целуй бабушку и мать, Альку. И, пожалуйста, прошу не плакать. Прошу одно - вспоминайте меня.

А тебе, мой юный спутник наших детских забав, Софке моей любимой, желаю в жизни счастья и жить долгие годы и иногда вспоминать обо мне.
Победа, Соня, будет за нами.
Смерть немецким оккупантам !
Прощай. Леонид".
Письмо это прочли вслух. Все долго молчали. Кто мог подумать, что во фронтовом чемоданчике самого боевого и, пожалуй, самого жизнерадостного стрелка - радиста 34-го Гвардейского бомбардировочного полка почти год лежит последнее письмо, которое нужно отправить сестре в случае его смерти... Само уже это слово никак не вязалось с человеком, который напоминал младшего из васнецовских богатырей - Алёшу Поповича. Казалось, смени стрелок лётный свой шлемофон на шелом с шишаком, а комбинезон на кольчугу - и сразу Леонид Курьин станет вылитым Алёшей Поповичем. Не богатырского сложения, а крепок, будто уже набравший силу дубок. И лицо, как у Алёши, - доброе и в то же время настороженное. А в глубине глаз весёлые искорки. И так же, как Алёша Попович, любил он песню.

Откуда я знаю, что один из трёх знаменитейших русских богатырей, живший, как говорит молва, почти за 800 лет до нас, был песельником ? Присмотритесь к картине: даром, что ли, Васнецов дал ему в руки "гусельки яровчаты". Умел, выходит, Алёша Попович и с врагом сразиться, и спеть под гусельный перезвон.

И вот не стало отличного парня. Но никому не хотелось верить, что Леонида Курьина уже нет. И словно ради того, чтобы чёрная могильная земля не напоминала о смерти, холмик старательно укрыли еловыми ветками. Густо выкрашенная суриком деревянная пирамидка издали стала казаться алым бутоном, который свечой поднялся над зеленью хвои. Желтизна долго не трогала упругие иглы. Сама земля весенней своей свежестью оберегала их от увядания. А по утрам на холмике появлялись цветы, похожие на большие снежинки.

Кто приносил их сюда ? Может быть, оружейница, набивавшая для Леонида Курьина пулемётные ленты ? Или кто - то из девушек аэродромного батальона ? Поникшие за день подснежники исчезали, и на их место ложились новые, только что сорванные.

При жизни Курьин был одинаков со всеми. Но, выходит, не все одинаково относились к нему. Может быть, и не знал, что кому - то он дорог. Или делал вид, что не знает. Его влекло в Тейково: "Жаль, меня дома нет, я бы тоже, наверное, женился"...

Многое связывало его с городом, где он родился, закончил школу и фабзавуч, где на текстильном комбинате началась его рабочая биография. В этом городе чуть ли не каждый был текстильщиком. Леонид, правда, любил называть себя металлургом. Он и в самом деле был литейщиком. Но завод, на котором он работал, входил в текстильный комбинат. Отлитые на заводе детали шли для ремонта прядильных и ткацких машин, а литейщиков по привычке тоже считали текстильщиками.

Курьин любил рассказывать о своём городе, особенно о его чудесной способности внезапно преображаться. Небольшой, тихий, он трижды в сутки становился многолюдным, шумным. Люди, спешившие на смену, и те, кто уже отработал своё, вдруг заполняли улицы.

Здесь, в этом трудолюбивом городе, Леонид вступил в комсомол. Это было в 1931 году, а спустя много лет - 5 Мая 1942 - написал сестре: "...в борьбе за нашу любимую Родину я честно пронёс знамя Ленинского комсомола".

Когда боевые друзья прочли эти строки, Курьин уже не был комсомольцем. В 1942 году его приняли в партию. Приняли единодушно. Ещё бы, он уже успел сбить 4 немецких самолёта ! Это и для лётчика - истребителя считалось не так уж плохо. Для стрелка - радиста тем более. От него ведь требовалось лишь оберегать бомбардировщик от атак сзади да ещё держать связь с командным пунктом и другими экипажами.

Роль вроде бы пассивная: надо передать информацию - выстукивай морзянку, атакуют - обороняйся. На самом деле всё это выглядело не так просто. С непостижимой внезапностью вражеский истребитель мог появиться откуда угодно - камнем свалиться сверху, вынырнуть снизу или из - за спины. Даже находясь у него в прицеле, надо было выиграть какое - то мгновение, чтобы опередить противника. Если стрелять оказывалось несподручно, надо было успеть крикнуть лётчику, как развернуть машину. Тот ведь не мог видеть, что делается сзади. Командир эскадрильи Кованев сказал, что с Курьиным он чувствует себя в бою так, словно у него и на затылке есть глаза. И ещё командир сказал, что в таком человеке, как его стрелок, можно не сомневаться: это крепкий парень.

Леонид и в самом деле был таким. Даже положив перед собой лист бумаги, чтобы на случай своей смерти ( война ведь не бывает без смертей ) попрощаться с любимой сестрой, он не написал ни одной строчки, в которой чувствовалось бы уныние или обречённость. Написанное на всякий случай письмо лежало на дне чемодана, а Курьин подал заявление в партию,

Он просил сестру не оплакивать его гибель, а сам продолжал воевать и как лучший радист был назначен начальником связи эскадрильи. Теперь он отвечал не только за самого себя, но и за других стрелков - радистов.

Письмо с просьбой не плакать, если on погибнет, лежало в чемодане, а ему, единственному из всех стрелков - радистов полка, присвоили офицерское звание Младшего лейтенанта. Он гордился этим, как и орденом, который тоже получил одним из первых в почку. О том, что Леонид удостоен ещё одной боевой награды - ордена Отечественной войны 1-й степени, сестре Курьина, Софье, написали его боевые друзья. Эта награда была посмертной...

Софья ответила однополчанам брата:

"Я любила его и знала, что его жизнь всегда в опасности. Но его письма никогда не позволяли думать о смерти. Он так верил в победу, так хотел жить"...

Да, он очень верил в победу и очень любил жизнь. И всё - таки для него - молодого, сильного, любящего жизнь - смерть не была чем - то отвлечённым. Он видел гибель товарищей и не мог не задуматься над тем: страшна ли смерть ?

"Нет, она не страшна во имя Родины, во имя грядущих светлых дней". Эти слова он произнёс не на митинге, он написал их после долгих размышлений. Написал сестре, перед которой ему незачем было красоваться своим бесстрашием. Просто слова эти шли от самого сердца.

Значит всё, что сделал Леонид Курьин, не было стечением обстоятельств. Смертельно раненный разрывной пулей, он ещё стрелял. И только отбив атаку, разжал руки, державшие пулемёт. Разжал и свалился на залитый кровью пол самолётной кабины.

34-й Гвардейский бомбардировочный авиационный полк потерял в этот день своего лучшего стрелка. Но после этой потери стрелков в полку стало больше прежнего: многие его сослуживцы, из числа технического персонала, подали рапорт с просьбой заменить погибшего товарища...

44

ОТ СОЛДАТА ДО КОМАНДИРА
ПАМЯТИ ЛЮБИМОГО АРТИСТА

http://cs7055.vk.me/c540101/v540101964/41373/cDM2Qv9DN8E.jpg

http://cs7055.vk.me/c540101/v540101964/4137b/Ss3yYUVNU2Y.jpg
Ниhttp://cs7055.vk.me/c540101/v540101964/41386/C0HAvTmgnCE.jpg
колай Константинович Прокопович (1925—2005) — советский, российский актер театра и кино. Народный артист Российской Федерации (1995). Родился 4 ноября 1925 года в городе Туле. С детства мечтал стать актёром: пририсовав усики, надевал папин котелок, брал тросточку и изображал Чарли Чаплина. В школьные годы занимался в театральной студии Дома пионеров.

Сразу после окончания средней школы в 1943 году был призван в ряды Советской Армии, прошёл боевой путь от солдата до командира отделения. В апреле 1945 года в Германии был ранен, войну закончил в госпитале под Берлином в звании старшего сержанта. Награжден шестью медалями и орденом «Отечественной войны» II степени.

Вернувшись в Москву, Прокопович поступил в Школу-студию МХАТ, которую окончил в 1949 году.
С 1949 г. — актёр Камерного театра (с 1950 г. — Московский драматический театр имени А. С. Пушкина). Играл в спектаклях: «Тени» (князь Тараканов), «Поднятая целина» (дед Щукарь).
С 1983 по 1985 года — актёр Московского драматического театра имени К. С. Станиславского.
С 1986 года судьба Николая Константиновича непрерывно связана с театром имени Моссовета. Ему одинаково хорошо удавались роли как комедийного жанра, так и драматического. Импровизационная легкость, пластичность, чувство стиля и верно найденная интонация отличали все его работы.

Николай Прокопович много снимался в кино. Но уже с первых работ в его киносписке стали активно фигурировать «разнокалиберные» немцы, начиная с эпизода в «Молодой гвардии». И, как логическая вершина, — рейхсфюрер Гиммлер. Интеллигентный, немногословный, опасный. В этой роли его узнала вся страна, и на творческих вечерах актёра мальчишки с криком бежали: «Гиммлер приехал!»

Прокопович — нереализованный комик, в духе Бастера Китона. Без тени улыбки он мог заставить аудиторию хохотать до упаду. Правда, в кино такая роль была у него лишь однажды — директор парикмахерской Мымриков в «Неисправимом лгуне».

Умер в Москве 24 февраля 2005 года после тяжёлой и продолжительной болезни.

45

БОИ ПАРТИЗАН С КАРАТЕЛЯМИ
12 апреля 1943 года

http://cs7055.vk.me/c540101/v540101964/40c92/D1G4O-p8XwY.jpg

С самого утра сложилась исключительно тяжелая обстановка, мной это было предвидено еще вчера ночью. По этому вопросу собрал всех командиров с задачей подготовиться к обороне и отражению [нападения] противника. Дал указания Чапаевскому и Сталинскому отрядам окопаться с тем, чтобы не было поражения. Но вот рано утром получаю докладную записку от начальника отряда им. Чапаева такого содержания:
«Тов[арищ] ком[андир] Герой Советского Союза Балицкий. Идут фрицы обратно ко мне, гораздо больше, чем вчера. Поэтому прошу как можно быстрей оказать помощь. Противник идет оттуда, откуда и вчера (Рожево)».
[...]На помощь бросаю 1-ю роту по направлению Вепри со стороны дер[евни] Прохожа. В это время приехал комиссар соединения и нач[альник] штаба с левого берега р[еки] Припяти с дер[евни] Аревичи; здесь мне сообщили, что я руковожу всеми военными операциями — под мое командование входят отряды им. Сталина, им. Ворошилова, им. Чапаева, им. Кирова. Не прошло и часа после этих разговоров, как обстановка еще больше усложнилась. Противник повел наступление с двух сторон из дер[евень] Вяжеще и Даниловка. Враг озверел, нахально лезет в деревню Дерновичи, открыл ураганный огонь со всех видов оружия (пушки, минометы). Я дал команду [к] усилению обороны, [не отступать] ни одного сантиметра, подпустить фашистскую гадину на близкое расстояние и метким огнем уничтожить его. Враг не выдержал нашего меткого огня и стал панически отступать, появилась вражеская авиация, но и это врагу ничего не помогло, партизаны не дрогнули. Противник бросил до 100 мин на наше расположение, разрушено несколько домов.
Комиссар Дружинин и нач[альник] штаба Рванов, секретарь партбюро Кудинов быстро уехали на левый фланг р[еки] Припять со своей свитой. Весь день шел бой в дер[евне] Вепри, 60% деревни противник с минометов и авиации сжег, но партизаны и роты отряда им. Сталина все дрались, не пуская озверелого врага в деревню.
Наконец получаю докладную от командира 1-й роты тов. Решетько следующего содержания:
«Тов[арищ] командир, противник от с[ела] Вепри отбит, 1-я рота держала оборону в селе. В Чапаевском отряде была большая паника. В бою выведен из строя станково-пулеметный расчет, 6 человек и ком[андир] взвода Колодкин ранены, всех раненых доставляю в санчасть. Рота сегодня еще не кушала. Жду Вашего распоряжения. Противник отошел на 300 м и окапывается, деревня сожжена на 50—60%. Рота поставленные Вами задачи выполнила. Противник наступал со стороны Рожева и Слободки. В с[еле] Рожево и за селом противник окопался, количество противника до 400 человек. Жду дальнейшего распоряжения.

из книги Балицкого

46

РЕЙД НИКОЛАЯ БАРЫШЕВА
НА ТРОФЕЕ ИЗ ОКРУЖЕНИЯ
12 апреля 1942 год

http://cs7055.vk.me/c540101/v540101964/40c99/VDD_QAiJpig.jpg

Использование трофейной техники в боях — нормальное явление для любой армии мира. Конечно, при условии, что захваченные боевые машины не являются безнадежно устаревшими или откровенно плохими. Во время Великой Отечественной войны как Германия, так и СССР вполне охотно использовали технику «вражеского» производства.

Эпизод, о котором рассказывается в данном материале, произошел на Волховском фронте ранней весной 1942 года. Главные герои истории — старший сержант 3-й роты 107-го отдельного танкового батальона Николай Барышев, его экипаж и трофейный танк Pz III.

В условиях недостатка техники собственного производства для пополнения бронетанковых частей использование трофейных машин часто было единственным способом пополнить подвижный состав подразделения. Командир 107-го батальона майор Б. А. Шалимов решил собирать и по мере возможности восстанавливать подбитые немецкие танки, когда выяснилось, что его часть практически в полном составе осталась «безлошадной». Командование одобрило инициативу комбата.

3-я рота была полностью укомплектована немецкими танками. Свой Pz III Николай Барышев добыл сам, причем весьма дерзко, уведя его буквально из-под носа у немцев. Танк стоял примерно в 150 метрах от позиций гитлеровцев. Критических повреждений машина не имела. У нее только повредило тяги управления и электроспуск орудия осколками гранат, которые закинули внутрь советские пехотинцы. Барышев и его помощники под обстрелом кое-как сумели починить и завести танк. А потом уехали на нем из зоны досягаемости немецкого огня.

Во время локального наступления на населенные пункты Веняголово и Шапки, расположенные недалеко от реки Мга, взвод трофейных Pz III сопровождал две роты горных стрелков. Отсутствие радиосвязи стало причиной того, что два танка потерялись. Связь вообще была серьезной проблемой в Красной Армии, особенно в начале войны. Радиостанций, выпускаемых советской промышленностью, не хватало даже на обеспечение отечественных танков, что уж говорить о трофейной бронетехнике. А «родные» рации немецких машин были либо разбиты, либо с ними не умели работать бойцы. Поэтому не стоит удивляться, что взвод Барышева не имел возможности координировать свои перемещения.

Барышев, проведя свой Pz III по заболоченному лесу, атаковал и помог уничтожить немецкое охранение, затем форсировал вместе с пехотой Мгу и после этого помогал нашим бойцам удерживать участок дороги Веняголово — Шапки, нарушая тем самым снабжение гитлеровцев. Одновременно с обороной советские войска проводили контратаки, нанося немцам довольно чувствительный урон. В ходе одной из атак был захвачен склад боеприпасов. Это было очень кстати для сержанта Барышева, расстрелявшего немалую часть снарядов своего танка.

В ночь на 10 апреля немцы вели постоянный артобстрел позиций советских войск, прорвавшихся за Мгу. Осколком, залетевшим в приоткрытый люк, сержант Барышев был легко ранен. Пехоте, не имевшей возможности укрыться за броней, было тяжелее: она несла серьезные потери. На рассвете к нашим подошло подкрепление — лыжный батальон. Благодаря свежим силам удалось отразить немецкую атаку, состоявшуюся около полудня. Гитлеровская пехота при поддержке одного танка пыталась напасть из леса и с дороги со стороны деревни Шапки. Благодаря сержанту Барышеву и заместителю политрука Закрою, стрелявшему из отбитого у немцев противотанкового орудия, танк уничтожили. В этот день немцы атаковали еще три раза. С большими потерями их атаки были отбиты.

11 апреля немцы подвели свежие силы и взяли советских бойцов в полукольцо. К этому времени из двух батальонов пехоты в живых оставалось всего около 150 человек.

12 апреля, после артобстрела немцы пошли в решительное наступление. Против горстки наших бойцов и одного среднего танка шли шесть Pz III и пехота противника. Через несколько часов упорного боя стало ясно, что оборону не удержать. Более того, немцам удалось сомкнуть кольцо вокруг советских храбрецов. Осколками была уничтожена последняя исправная радиостанция лыжного батальона. Помощи ждать не приходилось. Барышев собрал двадцать три человека, оставшихся в живых, и повел их в сторону линии фронта. Она была совсем рядом — километрах в пяти. Но с одним танком и двумя десятками усталых, измученных людей прорваться через нее было очень трудно. Да что там — почти невозможно! Но и сдаваться наши бойцы не собирались.

Сержант Барышев решил, что пехоту надо доставить к просеке перед самой рекой Мга, за которой были уже позиции Красной Армии. А затем — дать возможность бойцам самостоятельно перебраться через реку, при необходимости прикрывая их огнем.

То, что у наших был немецкий танк, неожиданно сыграло на руку. Когда окруженцы вышли к просеке, Барышев отважно вывел танк прямо к немцам. Так как гитлеровские опознавательные знаки на машине еще не были закрашены, советский PZ III был принят гитлеровцами за своего. Барышев, отвлекая внимание, демонстративно буксовал на просеке, сдавая то вперед, то назад. А за ним, прикрываясь танком, пробирались к воде наши пехотинцы. Немцы заметили их слишком поздно и успели дать вслед всего несколько выстрелов. Двое или трое бойцов скрылись под водой, пораженные пулями. Остальные перебрались через реку. А вот танк в этом месте переправиться не смог — мешала слишком большая глубина.

Место, где можно было переправиться, находилось примерно в километре. Там на карте был обозначен брод. Барышев повел танк по лесу, прямо через боевые порядки немцев. Он проезжал мимо окопов, противотанковых орудий, танков. Ему махали руками, думая, что приветствуют товарища по оружию. Несколько гитлеровцев даже залезли на броню. Особо нахальные рылись в багажном ящике, хохоча над увиденными там полушубками и валенками. Молодые немецкие солдаты всерьез приняли пожитки советских танкистов за трофейное добро.

Когда танк Барышева свернул к реке, немцы соскочили с брони, издавая удивленные возгласы. И одновременно Барышев обнаружил за собой погоню — какие-то два немецких танковых экипажа решили, что этот Pz III слишком подозрителен. Чтобы не быть подбитым русской противотанковой артиллерией, сержант Барышев отправил двоих из своего экипажа предупредить о том, что сейчас будет переправляться. Когда погоня была уже совсем рядом, сержант выставил из люка кусок красной тряпки и направил танк в реку. Ему вслед стреляли, несколько снарядов вскользь ударили по башне. Тут с советского берега ударили пушки. Под их прикрытием Pz III Николая Барышева вышел к своим.

из книги Лукницкого Ленинград действует"
"Барышев, прислушиваясь, присматриваясь, перебирал в памяти оба прошедших дня.
А потом стал с горечью думать о том, как часто у нас, на здешнем фронте, самые смелые, лучше всех действующие в наступлении воинские части, вырвавшись вперед других, не поддержанные вовремя, оказываются отрезанными от них. И тогда, изолированные от всех, в тылу противника, окруженные, сдавливаемые им, осыпаемые его концентрированным, сосредоточенным артиллерийским огнем, оказываются в самом бедственном положении… Получив ли приказ о том, чтобы собственными силами пробиваться обратно к линии фронта, к своим, или – без такого приказа – продолжая в гибельных условиях удерживать занятый ими клочок территории, эти воинские части чаще всего оказываются обреченными на гибель. Люди гибнут не только от артиллерийского огня, от бомбежек с воздуха, от боев с превосходящими силами противника, но и от голода, от холода, от болезней. Только немногим в конце концов удается прорваться к своим передовым позициям, через замкнувшуюся позади них линию фронта.

Барышев вел свой танк напрямки, по девственной лесной чащобе.
На броне его машины, теснясь и придерживая один другого, сидели – а несколько неуместившихся шли по промятому пути сзади – все двадцать три человека, последние оставшиеся в живых от двух батальонов.

И вот что было позже определено танкистами и вернувшимися пехотинцами, выверено, подтверждено очевидцами. Танком Барышева и частично пехотой, сопровождавшей его (она главным образом подсчитывала и забирала трофеи), уничтожено двести тридцать солдат и пять офицеров противника. Разбита одна батарея ПТО, состоявшая из четырех пушек. Уничтожена двадцать одна пулеметная точка, захвачено на складе боеприпасов десять пулеметов. Сожжено три пулеметных дзота, уничтожен десяток землянок и блиндажей. Подбит один немецкий танк, захвачена и уничтожена радиостанция. Склад боеприпасов, из которого танк Барышева пополнялся трижды, взорван, уничтожен пехотой."

47

ПАМЯТИ ЛЮБИМОГО АРТИСТА
http://cs7055.vk.me/c540101/v540101964/41340/J7Lbw3w7s3k.jpg

http://cs7055.vk.me/c540101/v540101964/41347/xIWCLAQ8YsE.jpg
Евгений Дмитриевич Буренков (7 декабря 1924 — 19 апреля 1989) — советский актёр театра и кино, заслуженный артист РСФСР (1977). Родился 7 декабря 1924 года в деревне Малое Полозово Смоленской области.
Участник Великой Отечественной войны: уйдя на фронт в 1942, как и большинство его сверстников, со школьной скамьи, прошёл всю войну. В 1945 году награждён орденом Красной Звезды. Старший сержант. В 1985 награжден орденом Отечественной войны 2 степени.

В 1946—1950 гг. — чтец и ведущий ансамбля Балтийского флота. В 1949 году Буренков поступил в Театральное училище имени Щепкина, которое окончил в 1954 году, и тут же был зачислен в московский Малый театр. С 1 августа 1954 года и до конца жизни — артист Малого театра. Параллельно много снимался в кино. Выигрышная внешность способствовала тому, что на экране он создавал, в первую очередь, положительных персонажей советской эпохи, его часто приглашали на исполнение бытовых ролей, в основном, военных и партийных начальников. Е. Буренков сыграл маршала Василевского в нескольких военных фильмах.

В 1977 году ему было присвоено почётное звание заслуженный артист РСФСР (18.08.1977).

Умер Евгений Дмитриевич 19 апреля 1989 года.
Похоронен в Подмосковье, на Долгопрудненском кладбище

48

CОВЕТСКИЙ СНАЙПЕР ПАВЕЛ ЧХЕДИАНИ
http://cs7055.vk.me/c540101/v540101964/40cae/gpjIX1NYFZc.jpg

"Листая страницы своего фронтового блокнота и газету "Боевая красноармейская", я обнаружил фотографию, опубликованную 11 Апреля 1943 года, и краткую текстовку к ней:
"Старший лейтенант Павел Чхедиани - известный снайпер Н-ской части. Он истребил 131 гитлеровца... В снайперском поединке Чхедиани убил 2 немецких снайперов, он же уничтожил 3 немецких офицеров и снял многих наблюдателей. В последних боях Чхедиани заменил вышедшего из строя командира роты и, проявив исключительное мужество, успешно повёл красноармейцев в атаку".

Фотография и записи воскресили образ Чхедиани, боевого политработника, с которым встречались в сражениях на новгородской земле. Вспомнились далёкие дни на Волхове, когда нам, военным журналистам, приходилось часто бывать на передовой, чтобы собирать материал для газеты.

Однажды я шёл по траншее из батальона в роту, которая занимала оборону в районе посёлка Грузине. Вокруг раскинулись рощи и луговины, покрытые жухлым, ноздреватым снегом. Вдали на буграх маячили рыжие глинистые проталины, всё увеличивающиеся под мартовским солнцем.

На переднем крае было затишье. Лишь изредка, как злой пёс, лаял вражеский пулемёт, глухо шлёпались мины, оставляя на земле чёрные воронки, которые быстро заполнялись болотной водой. А вот и землянка командира 6-й роты. На ящике от снарядов лежала карта. Коптила лампа, сделанная из гильзы снаряда. Командир роты Старший лейтенант Иван Зозуля и политрук Павел Чхедиани вели разговор о предстоящем бое, обсуждали возможные повороты в его развитии и варианты действий в каждом случае.

На рассвете роте предстояло форсировать Волхов и захватить плацдарм на том берегу. Я стал внимательно приглядываться к Чхедиани. В его внешности не было ничего героического. Невысокого роста, стройный, по - кавказски подвижный. На фронте - с 22 Июня 1941 года, узнал я. Война застала в Литве, в отдельном сапёрном батальоне, где он был комиссаром. Сапёры в ту пору вели активные оборонительные бои, минировали мосты и дороги на пути наступления фашистов. В бою у деревни Горшково Калининской области политрук Чхедиани получил ранение и попал в госпиталь. Затем был назначен в 1080-й стрелковый полк, который действовал у Киришей, Мясного Бора, Чудово, Новгорода на Волховском фронте. 4 раза ранен. Словом, обычный по меркам войны офицер - политработник. А какая сила духа, какая ненависть к захватчикам жила в этом человеке ! О его отваге в полку мне порассказали многое.

Однажды поздним вечером он инструктировал агитаторов роты, когда вдруг в землянку, где это происходило, протиснулся запыхавшийся от спешки боец и сообщил тревожную весть:

- Фашисты засели в воронке недалеко от нашей траншеи, бьют из пулемёта. Головы не поднять...

Все посмотрели на политрука. Во взглядах бойцов стоял немой вопрос: что делать ? Чхедиани быстро собрал в "комсоставскую" кирзовую сумку документы, сунул туда же пару гранат и вышел из землянки вместе со всеми. План вылазки родился тут же. Чхедиани взял на себя самое рискованное дело - подобраться к фашистам с тыла и закидать воронку гранатами.

За Чхедиани следовали красноармейцы. Они видели, как тот ловко перепрыгнул через бруствер и тотчас исчез в темноте. Не прошло и 5 минут - грохнул взрыв, за ним другой. Захлебнулся, замолк вражеский пулемёт. Не дожидаясь команды, бойцы ринулись к воронке, где был их политрук. Оставшиеся в живых фашисты подняли руки.

Был и такой случай. Политрук выследил тропу, по которой вражеские офицеры ходили проверять своё боевое охранение. С вечера он залёг между кочек, замаскировавшись сухой травой. На рассвете показались на тропе две тени. Они еле различались в оптическом прицеле винтовки. Тени медленно приближались, а когда одна из них оказалась в перекрестье прицела, Чхедиани нажал на спуск. Немецкий офицер шагнул сгоряча ещё раз - другой и ткнулся в землю. Второй пустился было наутёк, но и его настигла меткая пуля.

Как отличному стрелку, прошедшему в довоенные годы специальную подготовку в Осоавиахиме, командование поручило Чхедиани подготовить группу снайперов. За это дело политрук взялся с душой и вкладывал в него всё своё умение и знания. Обучал он молодых бойцов снайперской науке наглядно. Например, после урока, на котором шла речь о баллистике, устройстве оптического прицела или приёмах стрельбы, брал винтовку, по - пластунски выползал на огневой рубеж, маскировался, спокойно прицеливался и стрелял. Можно было не смотреть мишень - в центре её обязательно красовался след от пули. Дня через 2 - 3 после такого наглядного обучения новички реже делали промахи.

Как - то Чхедиани и его ученик Коковихин притаились на опушке леса. В 250 метрах от них находился фашистский снайпер. И хотя обе стороны были хорошо замаскированы, каждый остерегался. Коковихин не имел ещё достаточного опыта, он проявил неосторожность и был ранен. Чхедиани, сделав перевязку, успокаивал солдата:

- Подожди, мой дорогой, подожди немного. Сейчас тебе станет лучше.

Грянул выстрел. Послышался вскрик гитлеровца. Тогда Чхедиани приподнял на своих руках Коковихина и нежно, как сыну, сказал:

- Убил я, дорогой мой, твоего обидчика.

- Спасибо, товарищ политрук. Мне и впрямь стало лучше, - заулыбался Коковихин.

В полночь накануне форсирования реки Волхов Чхедиани вышел из землянки. В темноте переплетались огненные нити трассирующих пуль, рвались снаряды. Неужто враг почувствовал что - то и нервничает ? Политрук прошёл по окопам. Бойцы встречали его с радостью. Созвал коммунистов, агитаторов, рассказал им о боевой задаче.

Под покровом предрассветного тумана рота форсировала реку, бросилась на штурм вражеских позиций. Но атака захлебнулась из - за сильного пулемётного и миномётного огня. Тогда во весь рост поднялся политрук Чхедиани, позвал:

- Коммунисты, за мной ! - и первым пошёл вперёд.

Чхедиани не только командовал - он и сам вёл огонь по врагам, выбирая цели поважнее. И дважды по одной цели стрелять ему не приходилось.

- Командир роты ранен ! - передали по цепи с правого фланга. Бойцы опять залегли. Но уверенно прозвучал знакомый всем голос Чхедиани:

- Рота, слушай мою команду !..

Вслед за политруком бежали, стреляя, бойцы. Рота заняла развилку дорог. Позже пришла весть: Чхедиани ранен.

Ранение политрука всех опечалило. И он будто почувствовал это - "принял меры". Его несли на носилках, и уже издали раздался голос. Гортанный, с грузинским акцентом, такой знакомый солдатам:

- Они 5-й раз ранили меня, а я отправил к прадедушке 130 фашистов !..

Политрук Павел Чхедиани надолго был прикован к госпитальной койке. Уволился он в отставку в звании Майора уже как инвалид. Более 20 лет проработал на металлургическом комбинате в Кривом Роге. Здесь ко многим его боевым наградам прибавилась медаль "За доблестный труд".

Партбилет Чхедиани, дважды пробитый вражескими осколками, хранится в архиве Сочинского горкома КПСС. Сочи - его родной город. Несколько раз Павел Эрастович избирался депутатом здешнего городского Совета.

Не один год я искал его, и какая же была радость, когда нашёл бесстрашного политрука, героя моего давнего очерка в армейской газете. Постарел, но по - прежнему энергичен и весел...

( Б. Монастырский - в сборнике "Комиссары на линии огня". Политиздат, 1984 г. )

49

ОСВОБОЖДЕНИЕ ТИРАСПОЛЯ
12 апреля 1944 года

http://cs7055.vk.me/c540101/v540101964/40ca0/5kVU_fQsTq8.jpg

В ночь на 12 апреля войска 3-го Украинского фронта штурмом взяли город Тирасполь — важный опорный пункт обороны немцев на Днестре. Бои за Тирасполь неразрывно связаны с Одесской операцией. На рубеже речки ясно определились два направления: Тираспольское и Одесское. Одни наши части, овладев районным центром Цебриково, продолжали двигаться к западу, на Тирасполь. Другие, танковые и конно-механизированные соединения, двинулись на юго-запад, к Раздельной. В полосе между подвижными группами шла пехота с полевой артиллерией.

Вскоре Раздельная была занята. Развивая достигнутый успех, наши танкисты и конники сделали бросок на юг и захватили большие сёла Страсбург и Баден на Кучугурском лимане, а затем повернули на юго-восток. Таким образом, фронт отступавших войск неприятеля был рассечен на две части, и его Тираспольская группировка оказалась изолированной.

Но в это время немцы, увидевшие, что их войска в районе Одессы уже отрезаны от выхода на запад и обречены на разгром, решили прорваться хотя бы частью сил на Тирасполь. С этой целью они сосредоточили остатки шести пехотных дивизий с танками и предприняли ряд контратак. Эта вражеская группировка, как известно, была зажата с флангов нашими частями, окружена в районе севернее Раздельной и в результате упорных трехдневных боев полностью ликвидирована. Бои с нею на время задержали действия наших танковых и стрелковых частей, наступавших на Тирасполь, но затем ее ликвидация развязала наши силы. К атому времени сюда были подтянуты тылы наступающих частей, подвезены боеприпасы и горючее, и наши войска подготовились к решающему удару на Тирасполь.

Потеря Одессы сильно повлияла на поведение Тираспольской группировки противника. Под нарастающим нажимом наших войск гитлеровцы прекратили безуспешные контратаки и стали отступать с правого берега речки Кучурган, где они занимали позиции. Наган танковые и стрелковые части немедленно форсировали Кучурган и стали преследовать противника. Они настигли его на подступах к Тирасполю и выбили вражеские подразделения из села Плоское. Отсюда одна подвижная группа, преследуя немцев, вышла к Днестру, а другие повернули к югу, на Тирасполь. Тем временем стрелковые части, наступавшие с востока, овладели селом Гребешки и на плечах отступающего противника также вышли на ближние подступы к городу.

Неприятель организовал прочную оборону на окраинах города и встретил наступающих сильным заградительным огнем. Вечером 11 апреля наши части, наступавшие с севера, ворвались на северные окраины города. На другом участке наступающие овладели селом Суклея и завязали бои на восточных окраинах Тирасполя. Однако противник, поддержанный огнем из загородных рощ и с берега Днестра, оказывал упорное сопротивление атакующим. В ночь на 12 апреля был предпринят решительный штурм города. Всю ночь продолжались бои на окраинах и в центре Тирасполя, на берегу Днестра. К 5 часам утра последние вражеские отряды были выбиты из города и опрокинуты в реку. Город Тирасполь перешел в руки советских войск. Наступающие форсировали Днестр южнее Тирасполя и захватили плацдарм.

Военный корреспондент капитан К. Токарев из действующей армии.

50

ПАМЯТИ ЛЮБИМОГО АРТИСТА
"РЕБЯТА, БУДЕМ ЖИТЬ!"

11 апреля 1979 года в автокатастрофе погиб замечательный актёр Леонид Федорович Быков.
http://cs7055.vk.me/c540101/v540101964/4122b/wJDZoJocH3U.jpg

Имя великого режиссёра и прекрасного актёра Леонида Быкова отлично знакомо нескольким поколениям советских зрителей, а его фильм «В бой идут одни старики», стал настоящим символом победы советского народа в Великой Отечественной войне. Как уже много лет невозможно себе представить наступление Нового года без «Иронии судьбы», также невозможно представить и 9 Мая без просмотра легендарной киноленты.

До конца осталось неясным, была ли автокатастрофа, в которой погиб знаменитый актёр случайной, или же это было подстроено теми, кому не угодил артист. Как установлено следствием, 11 апреля 1979 года Быков возвращался с дачи под Киевом по трассе Минск-Киев на своей «Волге». Перед автомобилем актёра двигался трактор с мотокультиватором, который Быков решил обогнать. При обгоне машина режиссёра столкнулась со встречным грузовиком. Во время столкновения ремень безопасности сдавил тело артиста, в результате чего все внутренние органы оказались полностью повреждены. Великому артисту было всего 50...

Незадолго до своей смерти Леонид Фёдорович написал письмо своим друзьям:

"Я уйду в ближайшее время, чувствую, что больше не протяну. Никаких оркестров, Дома кино и надгробных речей. А то я встану и уйду — получится конфуз. Пусть кто-то один скажет слово «прощай», и всё. Не надо цирка, называемого почестями. После этого «дерболызните», кто сколько может. А потом пусть 2-я эскадрилья врежет «Смуглянку» от начала и до конца. Вы заметили, что режиссёр я не по диплому, а по призванию? Даже свои похороны режиссирую. Спасибо и пока."

Быков – это тот человек, о котором не нужно говорить лишних слов. Стоит просто вспомнить прекрасного актёра, его искреннюю улыбку и понимающий взгляд, и помянуть его «Смуглянкой»…


Вы здесь » Новогрудок 323 » Великая Отечественная Война & Русское Оружие » Великая Отечественная Война. Подвиг Советского Народа


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC